Вина и ее влияние на общественную опасность

В соответствии со ст. 5 УК РФ лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.
В мировой научной литературе существует много научных концепция теории вины, но основными считаются только три:
1) опасного состояния, которая вину лица за совершенное деяние подменяет опасностью личности как таковой, а само деяние воспринимает как проявившийся симптом опасного состояния;
2) оценочная (нормативная, этическая), в которой вина лица за со-вершенное деяние сводится к оценочной характеристике ее судом, формулируемой в его негативном упреке;
3) психологическая, трактующая вину как внутреннее субъективное отношение лица к своим общественно опасным действиям, их вредным последствиям и иным правозначимым обстоятельствам совершения преступления.
Понятие вины стало предметом исследования ряда ученых еще дореволюционной классической школы отечественного уголовного права. Наиболее известные представители этой школы (Н.С. Таганцев, Н.Д. Сергеевский, С.В. Познышев и др) исходили из психологической концепции вины и принципа субъективного вменения.
В современной литературе усиливается интерес к содержательным аспектам вины – интеллектуальным и волевым составляющим психического отношения лица к совершаемому деянию. Здесь можно отметить работы В.В. Лунеева, С.В. Векленко, А.И. Рарога и некоторых других авторов.
Семантическое значение слова «вина» в обыденном словоупотреблении «адекватно понятию любого недозволенного, предосудительного поступка». Если обратиться к толковым словарям, можно выделить следующие значения слов «вина», «виновность», «виновник»:
1) вина как причина, источник чего-нибудь неблагоприятного;
2) винить – упрекать;
4) виновный такой, на котором лежит вина, совершивший проступок;
5) виновность; наличие вины, участие в преступлении, проступок.
«Ни в одном из приведенных определений вина не имеет значения психического отношения. Вина в большей мере связывается с объективными данными, как событие, вызывающее изменение во внешнем мире (проступок, участие в преступлении, причина, источник и т. п.)… А в одном из понятий вина имеет значение упрека – внешней оценки, оценки поведения со стороны».
Философский словарь определяет вину как то, что «достойно упрека, внутренняя причина которого заключена в том, что человек предопределен к свободному, ответственному, нравственному самоопределению и поэтому обладает способностью решать справедливо, выступая против несправедливого и избегая того, что запрещено». Таким образом, с философских позиций вина представляет собой основание социальной ответственности человека и может иметь место только в том случае, когда человек обладает свободой выбора.
Разумеется, подобное понимание вины совершенно не годится в качестве субъективного основания уголовно-правовой ответственности, поскольку объективирует эту категорию, что совершенно выводит за рамки субъективного психического отношения к содеянному. В итоге мы закономерно придем к объективному вменению. Вместе с тем, такое значение слова “вина” замечательно характеризует ее социальную сущность. Следует согласиться с мнением, что, поскольку преступление в целом представляет собою социальный феномен, а вина характеризует его субъективную сторону, то и вина есть явление социальное. «Именно социальная сущность вины позволяет обосновать осуждение, порицание общественно опасного поведения субъекта».
Обоснованно предположить, что и в пределах одной формы вины (например, умышленные преступления) возможно различное отношение к ценностям общества. Безусловно, ценностные ориентации лица, совершившего кражу, отличаются от моральных установок субъекта убийства. Более того, даже одно и то же деяние может быть совершено по различным побуждениям, что также скажется на социальной сущности вины.
Вопрос об оценочном характере вины достаточно давно обсуждался в специальной литературе. Так, Б.С. Маньковский полагал, что одного только психического отно¬шения лица к своим действиям и их результатам недостаточно для признания виновности подсудимого. Вина имеется только тогда, когда поведение лица заслуживает осуждения обществом и государством. Оценочный момент, с точки зрения закона, в отношении внутренних мотивов поведения субъекта является одним из конститутивных признаков понятия вины. Сторонники этой точки зрения исходят из представления о социальной или «материальной» сущности вины как основания отрицательной оценки совершенного преступления со стороны общества и государства. С этой позиции вина рассматривается как понятие боле широкое, чем субъективная сторона преступления. Так, по мнению некоторых авторов, вина не может сводиться к какому-либо элементу преступления, хотя бы к умыслу и неосторожности, или деянию, взятому с его объективной стороны. Она равно выражается как в объективной, так и в субъективной стороне преступления. Содержание вины с этой точки зрения необходимо видеть в единстве объективных и субъективных обстоятельств, в которых выразилась вина – отрицательное отношение лица к ценностям общества.
Вместе с тем вине, понимаемой как психическое отношение субъекта к общественно опасному деянию и его последствиям, безусловно, присущи оценочные элементы. А.И. Рарог выделял несколько аспектов, характеризующих оценочные элементы вины.
Прежде всего, законодательные конструкции отдельных форм вины — оценочные понятия, содержание которых, как неоднократно отмечалось в специальной литературе, выявляется только с учетом конкретных ситуаций, обстоятельств рассматриваемого дела. Например, оценочный элемент содержится в формуле косвенного умысла – «сознательно допускало наступление общественно опасных последствий». При косвенном умысле, так же как и при прямом, есть мотив, желаемый результат поведения (цель), решение, план. Но все это связано с возможностью наступления других (нежелательных, но сознательно допускаемых) вредных последствий. При косвенном умысле, чтобы установить вину, надлежит выявить психологический механизм совершенного преступления плюс факт сознательного допущения лицом дополнительных вредных последствий его поведения. Установив, что общественно опасные последствия причинены подсудимым, суд на основе оценки всех обстоятельств дела должен сделать обоснованный вывод, что подсудимый допустил наступление последствий сознательно, т.е. с одобрением относился к их наступлению. Такой вывод суда представляет собой оценку, содержание которой определяется логическим анализом цепи фактических обстоятельств, из которых складывается преступление.
Как отмечается, еще больший удельный вес оценочного элемента характерен для неосторожности. Присущий легкомыслию расчет на предотвращение последствий законодатель характеризует как самонадеянный, не имеющий достаточных оснований. Таковым он может быть признан только в конкретной обстановке, требующей от субъекта определенной меры осмотрительности и дающей ему возможность избрать правильный вариант поведения. При одних обстоятельствах такой расчет мог быть основательным, пpи других же он свидетельствует о беспечности субъекта. Поэтому вывод суда представляет собой оценочное суждение. Оценочным является и характерное для небрежности понятие возможности предвидеть общественно опасные последствия поведения виновного. Положительное решение вопроса о наличии такой возможности определяется, с одной стороны, характером обстановки, позволяющей правильно ориентироваться, а с другой стороны, индивидуальными качествами и способностями субъекта. Следовательно, вывод о том, что виновный мог предвидеть последствия своего деяния — это оценочное суждение.
Кроме того (второй аспект), оценочный элемент характерен для способов установления вины и определения ее конкретной формы. Вывод о наличии или отсутствии вины, а также, о ее форме может быть основан только на оценке судом объективных обстоятельств дела.
Наконец (третий аспект), законодательная формула вины включает в себя осознание субъектом общественно опасного характера своих действий (бездействия). Другими словами, субъект преступления должен дать оценку своему деянию как общественно опасному либо не представляющему общественной опасности. Суд же в свою очередь должен установить, отдавало ли лицо себе отчет в общественной опасности своих действий. А.И. Рарог называет этот оценочный элемент вины аксиологическим. Лицо посягает на отдельные блага общества именно потому, что оно не воспринимает их как личные ценности, оценивает их иначе, чем общество и государство. Реализуясь в преступном поведении, неправильная ценностная ориентация субъекта проявляется в его виновном отношении к ценностям общества. «Следовательно, вина есть оценочное отношение индивида к ценностям, объективированное в конкретном общественно опасном деянии». Оценка деяния как общественно опасного, посягающего на социально значимые ценности осуществляется, во-первых, в соответствующей норме закона, запрещающей совершение того или иного деяния, и, во-вторых, судом при квалификации соответствующего деяния. Момент оценки противоправного деяния как антиценности для общества проходит всегда как бы два этапа: этап абстрактной оценки (в законе) и этап конкретной оценки (в приговоре). Признавая подсудимого виновным в совершении преступления, суд тем самым дает отрицательную оценку его неправильному отношению к интересам общества. Таким образом, вина, как составной элемент уголовного правонарушения, сама становится предметом оценки со стороны суда. Более того, суд в каждом конкретном случае не только оценивает наличие или отсутствие вины, но и дает индивидуальную оценку степени виновности подсудимого (четвертый аспект).
В этом последнем (аксиологическом) аспекте оценочного характера вины кроется одна из ее важнейших функций – функция индивидуализации наказания.
Вина является важным фактором, обеспечивающим, в совокупности с другими, индивидуализацию уголовной ответственности и наказания. В этом смысле вина имеет следующее значение:
1) влияет на решение вопроса о привлечении к уголовной ответственности или об освобождении от нее;
2) является критерием законодательной дифференциации наказания за умышленное и за неосторожное причинение одних и тех же последствий;
3) определяет избрание судом определенного вида и размера наказания за совершенное преступление;
4) определяет назначение вида исправительного учреждения лицу, осужденному к лишению свободы.
Форма вины — это один из факторов, определяющих квалификацию преступлений (убийство, причинение вреда здоровью, уничтожение имущества), за совершение которых закон устанавливает различные санкции в зависимости от формы вины. Действительно, сравним, например, убийство (ст. 105 УК РФ) и причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ). В данном случае форма вины выступает в качестве фактора дифференциации наказания при одинаковых последствиях деяния. Учитывая, что санкции за совершенные преступления дифференцируются законодателем в зависимости от степени их общественной опасности, возникает вопрос: как соотносятся эти две категории – вина и степень общественной опасности. Общественная опасность составляет важнейшее социальное (материальное) свойство преступления. Согласно ч. 2 ст. 14 УК РФ, не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законодательством, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности. Действующий Уголовный кодекс не раскрывает понятия общественной опасности деяния.
В теории уголовного права также довольно длительное время не существовало определения общественной опасности. Одним из первых дал определение общественной опасности А.А. Пионтковский: «Общественная опасность преступного деяния порождается тем, что оно или непосредственно наносит вред социалистическим общественным отношениям, или заключает в себе возможность причинения соответствующего ущерба». Примерно также это понятие определяла и Н.Ф. Кузнецова: «Общественная опасность деяния состоит в том, что оно причиняет или создает угрозу причинения определенного вреда социалистическим общественным отношениям». Г.П. Новоселов прямо отождествляет общественную опасность и вредоносность деяния: «Надо полагать, что единственно правильным подходом к уяснению сущности общественной опасности как обязательного признака преступления является тот, в соответствии с которым она увязывается с вредоносностью деяния». Этот автор наиболее последовательно отстаивает концепцию общественной опасности как объективной категории. В частности, Г.П. Новоселов отрицает субъективную составляющую общественной опасности, полагая, что общественная опасность существует и при невиновном причинении вреда. «Нужно согласиться с утверждением, что с точки зрения непосредственных социальных потерь не имеет значения, умышленно ли был убит некто или по неосторожности либо вообще пал жертвой несчастного случая». Критикуя эту позицию, А.П. Козлов отмечает, что в концепции Г.П. Новоселова нет места различию между умыслом и неосторожностью, нет места субъективному вменению и, если последовательно ее придерживаться, мы вернемся к «пещерному уголовному праву». Более обоснованной представляется точка зрения, согласно которой «субъективная сторона преступления — важнейший структурный элемент общественной опасности». Общественная опасность преступления – категория объективно-субъективная. При этом субъективная сторона общественной опасности преступления основывается на субъективных признаках — вине, мотиве, цели. Таким образом, субъективная сторона преступления и в первую очередь вина является одним из элементов, определяющих общественную опасность преступления. В этом смысле форма вины является одним из основных факторов дифференциации преступлений в Особенной части Уголовного кодекса. Сложнее обстоит дело с учетом конкретных видов вины. Выше мы уже говорили о влиянии видов вины на ее степень и степень общественной опасности деяния. Однако действующий уголовный закон практически не содержит указаний на вид вины. В этом смысле безусловно следует согласиться с мнением, что «без должной дифференциации вины невозможно оптимальное и эффективное воздействие на правонарушителей, иначе говоря, достижение тех целей, с которыми связана индивидуализация ответственности и наказания». Автор приводит интересные социологические данные, свидетельствующие о необходимости дифференциации уголовной ответственности за неосторожные преступления не только по форме, но и по виду вины. Так, при анкетировании свыше 100 работников прокуратуры, отвечая на вопрос о разграничении по степени опасности разных видов неосторожности, 62% опрошенных указали на большую опасность неосторожности в виде легкомыслия; 10% назвали более опасной неосторожность в виде небрежности; 28% сочли, что вид вины не влияет на степень общественной опасности содеянного и личности виновного. Таким образом, большинство опрошенных разделяет господствующую в уголовно-правовой науке точку зрения о большей опасности легкомыслия. Вместе с тем, в 78% случаев при рассмотрении дел о неосторожности суды в качестве обстоятельства, отягчающего наказание виновного, ссылались на тяжесть наступивших последствий. Поскольку тяжесть последствий в соответствии с законом определяет общественную опасность неосторожного преступления, тем самым, влияя на его квалификацию и пределы санкции, возникает, в частности, вопрос о правомерности признания степени тяжести последствий критерием индивидуализации ответственности и наказания. В наибольшей степени это относится к преступлениям, совершаемым по неосторожности. В сущности, речь идет об одной из проблем теории неосторожных преступлений: должно ли наказание определяться в зависимости от характера вины или же основным критерием следует считать причиненный ущерб. «Представляется, что наказание должно зависеть исключительно от опасного поведения, проявляющегося в «интенсивности» вины». Ведь для перспектив развития уголовного права важно правильно определить соотношение объективных и субъективных оснований уголовной ответственности. Как отмечают названные авторы, тенденция, связанная с усилением роли субъективных оснований дифференциации уголовной ответственности, является естественной. Она пронизывает все развитие уголовно-правовой теории и законодательства, которое шло от объективного вменения за причиненный вред к признанию существенного и даже решающего значения вины, к дифференциации наказания в зависимости от формы вины, ее вида и иных субъективных моментов и личностных обстоятельств.
Отмеченная выше зависимость общественной опасности деяния от субъективной стороны преступления оказывает влияние не только на конструирование составов преступления законодателем, но и на вопросы категоризации преступлений. Категоризация (или классификация) преступлений — это разделение их на группы по тем или иным критериям. В российском уголовном законодательстве категоризация преступлений по характеру и степени общественной опасности осуществляется на четыре крупные группы преступлений (ст. 15 УК). Согласно ч.1 ст. 15 УК РФ, в зависимости от характера и степени общественной опасности деяния, предусмотренные Уголовным кодексом, подразделяются на преступления небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие преступления. Несмотря на то, что законодатель в качестве критерия категоризации указывает характер и степень общественной опасности деяния, фактически такая категоризация осуществляется по санкции состава преступления (в трех случаях использован оборот «не превышает» двух, пяти, десяти лет лишения свободы, а в четвертом — «свыше десяти лет или более строгое наказание»). При этом сделана попытка связать тяжесть совершенного преступления с формой вины субъекта. Однако, «неосторожные деяния достаточно искусственно «пристегнуты» к умышленным деяниям небольшой и средней тяжести, а также тяжким (впоследствии неосторожные деяния были исключены из категории тяжких преступлений – А.Б.) лишь на том основании, что верхние границы санкций, установленных за их совершение, совпадают с верхними границами санкций последних, отнесенных законодателем к соответствующим категориям».
Итак, вина с точки зрения психологической концепции рассматривается как психическое отношение лица к совершенному деянию, а также наступившим общественно опасным последствиям. Данная концепция требует от правоохранительных, а также правоприменительных органов, устанавливать субъективное отношение лица к совершенному деянию, а не определять его виновность по своему внутреннему убеждению в виде морального упрека. Лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности только из-за причастности к преступлению, таким бы тяжким оно бы не было, если не установлена его вина.

Понятие и формы вины в уголовном праве

Вина в теории уголовного права – это обязательный признак одного из элементов состава преступления – субъективной стороны.

Что такое вина? Определение понятия и содержание

Российское уголовное право дает определение понятию вина как психическое отношение субъекта к объективным признакам, которые входят в состав преступления.

Читайте также:  Страхование жизни при ипотеке - калькулятор для расчета

Виновность включает в себя в комплексе:

  1. Осознание отдельно взятым субъектом общественно опасных последствий своих действий (бездействия).
  2. Наличие или отсутствие умысла на их совершение.
  3. Желание или нежелание, предвидение или отсутствие такового, наступления последствий этих действий.

Принцип вины в уголовном праве

Этот принцип законодательно закреплен в уголовном законе – статье 5 УК РФ.
Принцип гласит об отсутствии в российском законе объективного вменения – уголовная ответственность за невиновное причинение вреда не допускается.

Субъект подлежит ответственности за те действия и опасные последствия, в отношении которых установили его вину.

Это понятие близко к понятию принципа презумпции невиновности. Обвиняемый считается невиновным пока его вина не будет доказана и установлена приговором суда. Принцип закреплен в Конституции РФ и уголовно-процессуальном кодексе.

Какие формы (виды) вины предусмотрены в УК РФ?

Формам вины посвящена отдельная глава уголовного кодекса РФ – 5я. Более детально разновидности виновных действий мы рассматривали ранее с приведением подробных примеров.

Если говорить коротко, то виновность проявляется в форме умысла и неосторожности. Умысел в свою очередь подразделяется на прямой и косвенный, а неосторожность – на легкомыслие и небрежность.

Преступления с двумя формами вины

Наряду с формами вины в пятой главе дается также значение составам преступлений с двумя формами вины.

Это такие преступления, где основной состав, который может быть как формальным, так и материальным по своей структуре, является умышленным, а отдельные квалифицирующие признаки могут быть совершены по неосторожности, причем последствия являются более тяжкими чем при основном.

В общем такие преступления считаются умышленными и могут быть только квалифицированными.

Невиновное причинение вреда

Не является преступлением действия (бездействие) лица, которые хотя и причинили общественно опасные последствия, но были совершены невиновно.
Такие действия не образуют состава преступления именно в связи с отсутствием признака вины.

Основным признаком здесь является не предвидение возможности наступления опасных последствий, неосознание общественной опасности своих действий и соответственно отсутствие какого-либо умысла.

Степень вины в российском уголовном праве

Это понятие в российской теории уголовного права не рассматривается, да и законодательно не закреплено.

Ученые теоретики, практикующие юристы, судьи неоднозначно определяют эту характеристику вины, измеряя ее в зависимости от:

  1. Степени предвидения последствий преступления.
  2. Воли субъекта в виде желания наступления этих последствий.

Наверное, более опасными нужно признать преступления, совершенные с прямым умыслом, чем с косвенным и по неосторожности.
Наличия отягчающих и смягчающих оснований.

Преступление, совершенное лицом впервые или при постоянном рецидиве, в одиночку или в группе, из личной неприязни или при наличии каких-либо отягчающих мотивов, совершенное садистскими методами, с оружием и т.д. (практически все признаки не являются смягчающими, но являются отягчающими).
Степени участия каждого в преступлении.

У водителя в дальнейшем возникает обязанность по перевозке похищенного в другой город, а у пятого члена банды обязанность реализации ювелирной продукции.

Есть еще один – шестой член, он вообще наблюдал за действиями группы с противоположной стороны улицы, а до начала событий распределял всем роли и рисовал схему объекта. Как видим роли и объем выполненных обязанностей членами этой преступной группы очень разнообразны и у некоторых вполне даже безобидны.

Но итоговая квалификация их действий – ст.162 УК РФ – разбойное нападение. По результатам расследования вменено будет именно это преступное деяние. И только судья при рассмотрении уголовного дела, субъективно уже определит степень вины каждого из соучастников и это определение выразится в применении конкретных санкций.

Можно предположить, что «более виноватым» в этой истории окажется, тот кто все это затеял и организовал, затем тот, кто был с оружием и стрелял, который непосредственно забирал ценности и далее с учетом роли и личности каждого.

Желания и стремления к возмещению причиненного своими действиями вреда.

И другой вариант событий – он никуда не идет на следующий день, а в соцсетях пытается еще и угрожать потерпевшему, зарабатывая для себя негативные бонусы.

Постоянный забияка и грубиян, не работающий либо вежливый заботливый гражданин, передовик производства.
Мотива и цели совершения деяния.

Пример 2. Гражданин угоняет автомобиль и продает его по запасным частям, деньги перечисляет в детский дом. Цель – «наказать» коррумпированного чиновника.

Пример 3. Наконец угоняет, продает его, деньги тратит на себя.

Мотивы и конечные цели в трех ситуациях разные, степень вины скорее всего тоже.
Совокупности всех обстоятельств совершенного преступления.

Все перечисленное выше и возможные иные субъективные взгляды оценивающего лица, укладывающиеся в определенные допустимые рамки.

В этой статье перечислены основные моменты, список можно расширять. Таким образом понятие является не определенным и до конца не сформированным в юриспруденции.

Во многом степень вины субъективно воспринимается и характеризуется лицом, пытающимся ее оценить (как правило судья в суде).

Рассмотрев все разновидности виновного и невиновного причинения вреда, можно сделать вывод о наличии огромного количества нюансов в вопросах теории и правоприменения понятия вины.

Подводя итог, в очередной раз хотелось бы обратить ваше внимание на необходимость получения квалифицированной юридической помощи уголовного адвоката, в случае возникновения неприятных ситуаций в вашей жизни, связанных с законом.

Консультации по тел: 8(800)350-23-68. Звонок бесплатный на территории РФ.

Принцип вины – комментарии Федерального Судьи / Юргруппа МИП

Принцип вины – бесплатные ответы юристов онлайн

Автор статьи – Руководитель практики по уголовным делам

Смирнов Ярослав Владимирович

Краткая информация

Опытный специалист, судебная практика ― более 16 лет. За время своей деятельности работал как с гражданами, так и с юридическими лицами. Разносторонняя практика позволяет взглянуть на любую проблему, в том числе в сфере уголовного права, с разных сторон.

Судебная практика

Настоящее призвание нашел в решении проблем уголовного права. Занимается адвокатской защитой уже несколько лет, выиграно более 3000 дел. К каждой ситуации подходит, как к уникальной, изучает все особенности, до мельчайших подробностей. Это и позволяет похвастаться столь высокой результативностью (около 98% процессов ― в пользу клиента).

Определение виновности

Уголовное право России позволяет привлечь лицо к ответственности за совершение им деяния, имеющего общественную опасность, только при наличии признака виновности. Это означает, что правонарушитель совершает деяние осознано и по своей воле. Действия, которые совершены рефлекторно, непроизвольно, импульсно, с отсутствием воли и интеллектуального начала, не могут оцениваться с точки зрения уголовно-правовых норм.

Виновность не является свойством личности. Она относится к объективно существующему факту, проявляющемуся среди объективных признаков деяния. Вина требует установления, познания и оценивания правоприменителем.

Отсутствие вины исключает преступность деяния. Причиной тому служит обязательность наличия этого элемента для квалификации действий нарушителя. Вина является обязательным признаком субъективной стороны и требует не только установления, но и бесспорного доказывания. В ряде случаев, вина может не доказываться, а презюмироваться.

Под понятием вины, изучаемой в науке уголовного права, понимается психическое отношение правонарушителя к совершенному им деянию, имеющему общественную опасность и тем последствиям, которые это деяние повлекло.

Выражаться вина может в одной из двух форм: умысле и неосторожности. В исключительных случаях, форма вины может быть смешанной. К примеру, по отношению к деянию вина лица проявляется в форме умысла, а по отношению к последствиям – в форме неосторожности.

Значение принципа вины

Принцип вины является универсальным, он позволяет наполнить карательные функции, выполняемые государством, признаками справедливости и соразмерности. Уровень карательного воздействия находится в прямой зависимости от уровня вины и ее характера.

Принцип вины всегда носит индивидуальный характер, он демонстрирует отношение виновного лица не только к совершенному им деянию, но и к тем последствиям, которые оно повлекло.

Уголовные наказания и материальная ответственность применяются к лицам, совершившим противоправные деяния, только после установления их вины, а также определения бесспорных доказательств ее формы.

Индивидуализация вины указывает на то, что ответственность может быть применима лишь к тем лицам, в чьих действиях существовала субъективная сторона, выраженная в форме вины.

Значение данного принципа особо важно в правоприменительной деятельности.

Формы вины

Вина является обязательным признаком, характеризующим субъективную сторону преступления. Она может проявляться в умышленной форме, в виде неосторожности.

Умысел, присущий вине должен иметь интеллектуальные признаки, характеризующие осознанность поступка, а также волю, означающую намерение лица достичь конкретных последствий. Волевое содержание присуще преступлением с материальным составом.

Форма прямого умысла свидетельствует об осознании правонарушителем общественной опасности деяния, предвидении или неизбежности наступления последствий и желании их наступления.

Форма косвенного умысла говорит об осознании общественной опасности деяния, предвидении опасного последствия, при отсутствии желания, но проявлении безразличности к возможности их наступления.

Неосторожность может проявиться в виде преступного легкомыслия или преступной небрежности.

Под легкомыслием следует понимать предвидение последствие, сопряженное с самонадеянностью на их избежание или предотвращение.

Невиновное причинение вреда

Невиновное причинение вреда в современной науке получило название случая или казуса. При наличии невиновности отмечается наличие преступного деяния, возникновение последствий, имеющих общественную опасность, причинной связи между этими признаками, но невиновность причинения вреда исключает уголовную ответственность лица, совершившего деяние.

Причинение вреда без вины характеризуется отсутствием субъективной стороны действий, что означает невозможность установления ни умысла, ни неосторожности правонарушителя.

Казусы определены ст. 28 УК. Определение случая свидетельствует о том, что лицо, которое совершило деяние, не имело возможности осознавать общественной опасности, а также предвидеть наступление последствий, имеющих общественную опасность. При этом такое лицо не могло, и не должно было предвидеть их.

Во второй части вышеуказанной статьи устанавливается разновидность такого деяния. Невиновное причинение вреда может иметь место и в тех случаях, когда лицо имело возможность предвидеть последствия, но не могло оказать влияние на их предотвращение, что обосновано его психофизическими качествами, нервно-психической перегрузкой, наличием экстремальных условий.

Иметь место невиновное причинение вреда будет в тех случаях, когда лицо теряет контроль над собой ввиду нервного истощения, физической перегрузки, при наличии экстремальной ситуации.

Причинение вреда по небрежности

Небрежность, как вид неосторожной формы вины, может характеризоваться отрицательными или положительными признаками.

К отрицательному признаку относится непредвидение лицом тех последствий, которые наступили вследствие действий, противоправность которых нарушителем не осознавалась. Речь идет о событиях, при которых лицо понимало, что нарушает предусмотренные законом правило, но не рассчитывало на наступление последствий, а также о тех случаях, когда лицо не осознавало факта нарушения правил, или же, не имело волевого контроля по собственной вине.

Положительными признаком выступает возможность и обязанность проявления внимательности, предусмотрительности, предвидения наступления последствий, имеющих общественную опасность. Данный интеллектуальный момент придает небрежности признаки уголовной наказуемости.

Небрежность, являющаяся видом вины по неосторожности, имеет определенные сходства с легкомыслием, что выражается в наличии возможности предвидеть последствия, которые, по ряду причин не были предвидены лицом.

Понятие виновности преступления в уголовном законодательстве России и риски ее реализации в правоприменительной деятельности Текст научной статьи по специальности « Право»

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Петрушенков Александр Николаевич

Текст научной работы на тему «Понятие виновности преступления в уголовном законодательстве России и риски ее реализации в правоприменительной деятельности»

Петрушенков Александр Николаевич – кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры уголовного права и процесса Нижегородский институт управления – филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

Понятие виновности преступления в уголовном законодательстве России и риски ее реализации в правоприменительной деятельности

Действующее уголовное законодательство в двух понятиях отражает субъективную составляющую преступления – «вина» и «виновность» 1. По мнению Н.Ф. Кузнецовой, «вина» и «виновность» являются синонимами и должны так пониматься не только в материальном праве, но и в уголовно-процессуальном праве. Но рассуждая далее об их соотношении, она утверждает, что под виновностью в уголовно-процессуальном законодательстве следует понимать наличие в деянии лица состава преступления2.

А.А. Пионтковский настаивал, прежде всего, на единстве понятия «вина» и в уголовном праве и уголовном процессе, но и не отрицал что термины «вина» и «виновность» относятся к единому поня-тию3. Л.В. Лобанова и А.П. Рожнов вовсе предлагают отказаться от понятия «виновность» в преступлении и ограничиться «виной» как универсальным понятием4.

О единстве субъективных признаков в преступлении также говорил и Н.Д. Дурманов. Он подчеркнул, что причинение вреда охраняемому правом объекту совершается человеческим деянием, подчиненным контролю и руководству сознания5. Следовательно, рассматривать виновность в отрыве от человеческой сущности, от признаков субъекта, которые указаны в составе преступления, является неприемлемым.

Предлагаем несколько иной подход в соотношении данных понятий для более точного их применения. Например, в понятие «виновность» следует включать все субъективные признаки: вину, мотив, цель, эмоциональное состояние, возраст физического лица, его вменяемость и иные признаки, позволяющие определить отношение физического лица к совершенному им преступлению. Данное понимание «виновности» разграничит ее с «виной», а значит, позволит правоприменителю четко представлять, когда идет речь о преступлении, а когда – о составе преступления. Иное их понимание приведет субъектов применения уголовного закона к смешению юридических понятий, к непреодолимым сложностям в толковании и реализации уголовного закона, которые отрицательно скажутся на борьбе с преступностью. По возможности следует отказываться в уголовном законодательстве от полисемии понятий. Данный вектор уголовной политики должен стать одним из основных в реформировании уголовного законодательства.

В советское, постсоветское и в настоящее время многие ученые рассматривали и рассматривают признак виновности как относительно самостоятельное качество преступления6. Обоснования такой самостоятельности выдвигаются разные: самостоятельное законодательное закрепление; для более глубокого теоретического анализа преступления; ради полноты реализации и всесторонности отражения и закрепления наиболее значимого принципа уголовного права; для повышения значимости вины и для лучшего ее восприятия правоприменительной практикой.

Если представить этапы развития конкретного преступления, например, террористического акта, то можно увидеть интересную последовательность. Момент зарождения преступного умысла у террориста не связан с моментом возникновения общественной опасности преступления, так как стадия «голого умысла» не относиться уголовным законодательством к неоконченному преступлению. Следовательно,

1 См., например: Полный курс уголовного права: в 5 т. / под ред А.И. Коробеева. СПб., 2008. Т. 1: Преступление и наказание. С. 270.

2 См.: Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1: Учение о преступлении: учебник для вузов / под ред. Н.Ф. Кузнецовой и И.М. Тяжковой. М.: ЗЕРЦАЛО, 1999. С. 140.

3 См.: Пионтковский А.А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. М., 1961. С. 305.

4 См.: Уголовное право. Общая часть: Преступление: академический курс: в 10 т. / А.В. Наумов [и др.] под ред. Н.А. Лопашенко. М., 2016. Т. 5: Понятие преступления. Состав преступления. С. 152.

5 См.: Дурманов Н.Д. Понятие преступления. М., Л.,1948. С. 162.

6 См., например: Пионтковский А.А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. М., 1961. С. 29; Кузнецова Н.Ф. Избранные труды. СПб., 2003. С. 444; Гоебенюк А.В. Вина в российском уголовном праве: автореф. дис. . канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2004. С. 16; Мальцев В.В. Общественно опасное поведение в уголовном праве: монография. М., 2014. С. 202; и др.

только через какой-то период времени происходящая мыслительная деятельность террориста, относящаяся к виновности, породит общественно опасное деяние. Является несомненным то, что преступление – это всегда «сознательный поступок человека»1.

Следует иметь в виду, что в уголовном законодательстве также закреплены такие общественно опасные деяния, которые не являются преступлениями в силу отсутствия вины, а значит и виновности. К ним относятся: общественно опасные деяния, совершенные в состоянии невменяемости (ст. 21 УК РФ); общественно опасные деяния несовершеннолетних лиц, достигших возраста уголовной ответственности, но совершивших преступление в состоянии «возрастной невменяемости» (ч. 3 ст. 20 УК РФ); общественно опасные деяния малолетних и несовершеннолетних, которые не достигли возраста уголовной ответственности за конкретно совершенные преступления (ч. 1 и 2 ст. 20 УК РФ). Указанные общественно опасные деяния не являются преступлениями, но порождают иные уголовно -правовые отношения, например, применение принудительных мер медицинского характера. Хотя в отношении малолетних и несовершеннолетних «преступников», не достигших возраста уголовной ответственности, уголовный закон является непоследовательным, так как не предусмотрел каких либо мер воздействия на них. Соответствующий пробел в УК РФ необходимо восполнить, так как, по приблизительным оценкам исследователей, количество общественно опасных деяний, совершенных в России малолетними и несовершеннолетними лицами до достижения ими возраста уголовной ответственности, составляет более 100 млн. в год2.

Нельзя виновность сводить к оценочной деятельности следователя и судьи. Указанные субъекты оценивают собранные доказательства виновности лица исходя из положений законодательства, основываясь на полученных знаниях в сфере юриспруденции. Процесс применения уголовно-правовых норм при установлении виновности не должен восприниматься как правотворческий процесс. К сожалению, в современное время фактически в России действует так называемое прецедентное право. Решения по уголовным делам принимаются на основании ранее принятых решений по аналогичным уголовным делам. Постановления Пленума Верховного Суда РФ не относятся к нормативным правовым актам, но фактически их всегда применяют субъекты правоохранительной деятельности при работе по соответствующим уголовным делам, рискуя оказаться вне закона. Данная ситуация ни для кого не является секретом. Упрощая процедуру установления виновности, не вникая в каждое совершенное общественно опасное деяние, доверяя судьбы людей ранее принятым решениям, соответствующие методы работы приводят к нарушению конституционных прав и свобод человека, к подрыву доверия общества к власти. Сложившуюся практику применения уголовного законодательства через призму следственно-судебных решений следует направить в правовое поле, легализовав прецедентное право.

При рассмотрении признака виновности нельзя обойти стороной или не заметить такой термин, как «признание вины». Идя навстречу лицу, совершившему преступление, государство рискует быть как минимум обманутым. В Уголовном кодексе Российской Федерации данный термин отсутствует, хотя некоторые ученые допускают его существование в части 2 статьи 61 УК РФ «Обстоятельства, смягчающие наказание»3.

Сложившаяся правоприменительная практика, например, в сфере реализации института помилования свидетельствует о том, что «признание вины» является обязанностью лица, совершившего преступление4. Данную точку зрения поддерживают некоторые ученые-юристы, а также государственные и общественные деятели (например, Д.А. Медведев, А.Г. Кучерена, А.Г. Лысков и др.)5. Но основная часть юридического сообщества, основываясь на действующем законодательстве, считает, что «признание вины» является правом лица, совершившего преступление, а не его обязанностью6.

В Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации термин «признание вины» закреплен в части 2 статьи 77 «Показания обвиняемого» и в части 2 статьи 2261 «Основание и порядок производства дознания в сокращенной форме». В соответствии со статьей 77 УПК РФ признание обвиняемым своей

1 Дурманов Н.Д. Понятие преступления. М., Л., 1948. С. 41.

2 См.: Кафарова Д.М. Криминологический анализ и профилактика общественно опасных деяний подростков, не достигших возраста уголовной ответственности: автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2009. С. 3.

3 См., например: Гончарова М. Признание вины – не так все просто // ЭЖ-Юрист. 2012. № 5. С. 1-7.

4 См.: Попов А.В. Основания помилования. Правовые проблемы укрепления российской государственности: сборник статей. Томск, 2008. С. 22.

5 См., например: Кавелина О.Г. Институт помилования: криминологические и уголовные аспекты: дис. . канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2009. С. 24; Медведев Д.А. Интервью итальянскому телеканалу «РАИ» и газете «Коррьере делла Сера». 11К1_: 11йр://президент.рф/новости/4719 (дата обращения: 15.08.2018); Марогулова И.Л. Законодательные проблемы амнистии и помилования // Журнал российского права. № 1. 1998. С. 32-44; и т. д.

6 См., например: Рамазанов А.Р. Помилование без признания вины: пора менять взгляды? // Закон. 2013. № 5. С. 108-113; Левашова О.В. Амнистия и помилование как поощрительные нормы уголовного права России: дисс. . канд. юрид. наук. Елец, 2007. С. 138; Лукьянова Е.А. Казнить нельзя помиловать. Конституционные тезки – два разных права с одним именем // Юрист. 2011. № 8. С. 41-46; Международный пакт о гражданских и политических правах (Принят 16 декабря 1966 Резолюцией 2200 (XXI) на 1496-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН) // Ведомости Верховного Совета СССР. 1976. № 17, Ст. 291.

вины в совершении преступления относится к основе обвинения при условии подтверждения его виновности совокупностью доказательств. Также признание подозреваемым своей вины является одним из условий, которое образует основание для производства дознания в сокращенной форме (ст. 2261 УПК РФ). В уголовно-процессуальном законодательстве также говорится и о субъинституте «согласия обвиняемого с предъявленным ему обвинением», который является близким по значению понятию «признание вины» (например, ст. 314 УПК РФ).

Необходимо отметить, что в «признание вины» не входит признание правильности квалификации содеянного. Данный вывод основан на содержании части 2 статьи 2261 УПК РФ, где признание вины подозреваемым и согласие с правовой оценкой содеянного перечислены через запятую. Поэтому не следует смешивать рассматриваемые понятия, хотя, по сути, они очень близки. «Признание вины» нередко ведет к некачественному расследованию уголовных дел, к необоснованному рассмотрению дела в порядке особого судопроизводства и практически снимает с субъектов предварительного расследования и суда бремя доказывания1. Институт «признания вины» сегодня противоречит не только материальному уголовному праву, но и статьи 51 Конституции РФ. В Конституции РФ ничего не говориться о «признании вины». Вправе установить виновность, а значит, и признать вину только суд.

На практике может сложиться такая ситуация, что подозреваемый «признал вину» и потом воспользовался статьей 51 Конституции РФ, отказавшись от дачи в дальнейшем показаний2. Как в данном примере следователю соединить объективную истину с признанием вины подозреваемым (обвиняемым, подсудимым), если он потом ничего не говорит об обстоятельствах совершенного преступления? В уголовно-процессуальном законодательстве следует раскрыть институт «признания вины», указать четкие критерии отнесения данного действия подозреваемого (обвиняемого, подсудимого) к обстоятельствам, смягчающим уголовную ответственность. Одновременно необходимо закрепить положения о признании вины в уголовном законодательстве. Предлагаем в статью 24 УК РФ внести следующие дополнения: ««Под признанием вины следует понимать добровольное согласие лица, совершившего преступление, с фактическими обстоятельствами содеянного. Признание вины является обстоятельством, смягчающим ответственность».

В настоящее время в уголовном законе вина и виновность реализуются в принципах уголовного закона (ст. 5 УК РФ), в признаках преступления (ст. 14 УК РФ), в признаках состава преступления (ст. 8 УК РФ), в характеристике лица, совершившего преступление (например, ст. 60 УК РФ). Каждое из указанных направлений является важным элементом системы уголовно-правовых норм. Понятия «вина» и «виновность» должны найти свое место в структуре уголовного закона, а не «затыкать дыры» неопределенности, образованные законодателем.

Уголовный закон 41 раз применяет понятие «виновность» (23 раза – в Общей части и 18 раз – в Особенной части) и 3 раза применяет в Общей части понятие «вина». В подавляющем большинстве случаев понятие «виновность» применяется как синоним относительно лица, совершившего преступление, что является грубейшим нарушением Конституции РФ. В соответствии с частью 1 статью 49 Основного закона, лицо может называться «виновным», только после вступления в законную силу приговора суда. Факт субъективной причастности лица к совершенному преступлению подтверждается минимум двумя этапами: во-первых, стадией доказывания виновности и, во-вторых, стадией установления вины (ст. 49 Конституции РФ). Без доказывания и установления вины лицо считается невиновным. Следовательно, лица, в отношении которых проводится проверка о причастности к совершению преступления, а также подозреваемые, обвиняемые и часть осужденных не могут называться «виновными». Также противоречит Конституции РФ и часть 1 статьи 24 УК РФ, где виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности. Получается, что уголовный закон без вступления в законную силу приговора суда признает лицо виновным, ставит на человеке клеймо «преступник», несмотря на соответствующий запрет со стороны Конституции РФ. Необходимо прежде всего часть 1 статьи 24 УК РФ привести в соответствие с Конституцией РФ и изложить уголовно-правовую норму в следующей редакции: ««Лицо может совершить общественно опасное деяние и (или) причинить общественно опасное последствие как умышленно, так и по неосторожности». Соответствующие изменения следует внести и в другие статьи УК РФ, где применяется неконституционное понятие «виновность».

В Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации понятия «вина» и «виновность» еще больше искажены, нежели в Уголовном кодексе Российской Федерации. Например, в пункте 2 части 1 статьи 73 УПК РФ указано, что доказыванию подлежит не только виновность лица в совершении преступления, но и форма его вины. Следовательно, уголовно-процессуальное законодательство считает, что «виновность» и «формы вины» – понятия совершенно разные. Такое уголовно-процессуальное сравнение «виновности» и «форм вины» противоречит классическому фундаментальному пониманию виновной ответственности, устоявшемуся в уголовном праве.

1 См.: Гончарова М. Признание вины – не так все просто // ЭЖ-Юрист. 2012. № 5. С. 1-7.

2 См., например: Уголовное дело № 12/34-2001 по обвинению Ш. по ст. 228 УК РФ // Архив Ленинского районного суда г. Оренбурга.

В части 7 статьи 132 УПК РФ закреплено такое понятие, как «характер вины». Данное понятие в уголовном законодательстве не закреплено. Часть 1 статьи 133 УПК РФ содержит такие понятия как ««вина органа дознания» и ««вина суда». Как можно говорить в уголовно-правовом плане о вине юридических лиц, если изначально в УК РФ установлено, что вина может рассматриваться только в отношении физических лиц, совершивших преступление.

В данной научной статье рассмотрены только некоторые проблемные аспекты такого признака преступления, как «виновность», решения по которым должны минимизировать правоприменительные риски и побудить законодателя к систематизации уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

Вина (уголовное право)

Вина́ — в уголовном праве это психическое отношение лица к совершаемому общественно опасному действию или бездействию и его последствиям, выражающееся в форме умысла или неосторожности.

Учение о вине является крайне важной составляющей уголовного права: отмечается, что «учение о виновности и его большая или меньшая глубина есть как бы барометр уголовного права. Оно — лучший показатель его культурного уровня» [1] .

Содержание

Значение вины

Современное уголовное право исходит из того, что преступным может являться деяние, совершение которого является осознанным и волевым. Вследствие этого вина является необходимой предпосылкой уголовной ответственности и наказания [2] .

Только виновная ответственность за совершение преступления образует сущность субъективного вменения: какими тяжкими не были бы последствия, ответственность наступает только за виновное их причинение, объективное вменение является недопустимым [3] .

Несмотря на крайне высокое значение вины для современного уголовного права, признаки вины редко закрепляются в законодательстве. УК РФ, как и уголовные кодексы некоторых других государств (например, Болгарии) раскрывает понятие вины через содержание её различных форм. В общей части уголовного законодательства других государств (Испания, ФРГ) вина только упоминается. Некоторые акты уголовного законодательства вовсе не содержат общих положений о вине (УК Франции), хотя и в них различается ответственность за умышленные и неосторожные деяния [4] .

Структура и характеристики вины

Вина характеризуется элементами (моментами):

Выделяют такие характеристики вины, как её содержание, степень и социальная сущность [5] . Содержание вины — это качественный признак вины. Оно определяется характером и разновидностями тех объектов уголовно-правовой охраны, посягательство на которые осознаётся преступником, характером тех преступных последствий, наступление которых он предвидит. Степень вины — это её количественная характеристика, позволяющая сравнить тяжесть различных видов вины. Социальная сущность вины заключается в том, что она является выражением антиобщественных установок субъекта, его отрицательного, пренебрежительного или недостаточно бережного отношения к защищаемым уголовном законом ценностям и благам [6] .

Теории вины

Наиболее распространённой на сегодняшний день является психологическая теория вины, основные положения которой изложены выше: согласно данной теории вина является характеристикой психического отношения лица к совершённому деянию [7] .

Существуют также другие теории вины. Оценочная теория вины рассматривает вину как отрицательную оценку обстоятельств совершения преступления (как объективных, так и субъективных) и личности виновного со стороны уполномоченного государственного органа — суда [7] . Оценка при этом в значительной степени зависит от идеологических, морально-политических и классовых представлений [8] . В рамках данной теории существуют и другие определения: например, предполагается считать виной «степень осознания лицом характера и содержания совершаемых им действий (бездействия) и их последствий, определяемую судом на основе собранных, проверенных и оцененных доказательств» [9] .

Оценочная теория вины упоминается современными авторами в основном в связи с таким институтом уголовного процесса, как суд присяжных [7] .

Была также разработана теория опасного состояния, основное положение которой заключалось в том, что совершённое лицом деяние воспринималось лишь как проявление опасного состоянии личности, которое и признавалось основанием для применения к нему мер принудительного воздействия [10] .

Формы вины

Форма вины — это определяемое законом сочетание интеллектуальных и волевых признаков, свидетельствующих об отношении виновного к совершаемому им деянию и его последствиям. Форма вины либо указывается в уголовно-правовых нормах, устанавливающих ответственность за конкретное преступление, либо подразумевается. Например, на то, что преступление может совершаться только умышленно, указывает установление в законе специальной цели, делающей деяние преступным (корыстная цель при хищениях, цель влияния на принятия решений государственными органами и международными организациями при терроризме и т. д.), характер действий лица, которые могут быть совершены только с полным осознанием их общественно опасной сути и намерением причинить вред (изнасилование, клевета, получение взятки), присутствие в тексте закона указаний на «заведомость» знания об определённом обстоятельстве, о «злостном характере» действий [11] .

Форма вины имеет большое значение в уголовном праве [11] :

Умысел

Умышленная форма вины предполагает осознание виновным сущности совершаемого деяния, предвидение его последствий и наличие воли, направленной к его совершению [12] .

Умышленная форма вины наиболее распространена в законе и на практике (до 90 % деяний) [13] .

В свою очередь, умышленная форма вины подразделяется на два вида: прямой и косвенный умысел.

При прямом умысле лицо осознаёт общественную опасность своих действий или бездействия, предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий (интеллектуальный момент) и желает их наступления (волевой момент).

При косвенном умысле виновный предвидит не закономерную неизбежность, а лишь реальную возможность наступления последствий в данном конкретном случае. С точки зрения волевого элемента виновный не желает, но сознательно допускает их наступление или относится к ним безразлично. Наступление данного общественно опасного последствия является своего рода «побочным эффектом» действий виновного, наступление которого он готов допустить для достижения своей главной цели [14] .

Одно и то же действие, в зависимости от целей его совершения, может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. Так, например, если субъект сжёг дом, в котором кто-то находился, желая причинить этому находившемуся смерть, данное деяние может быть квалифицировано как убийство с прямым умыслом (целью деяния было причинение смерти). Если же он сжёг дом, чтобы получить страховую премию, заведомо зная при этом, что в доме находится человек, который не сможет выбраться, то это деяние также будет считаться убийством, но совершённым уже с косвенным умыслом (целью деяния было получение страхового возмещения; субъект знал, что это деяние повлечёт смерть человека, при этом причинение смерти не было его целью, а явилось лишь сопутствующим обстоятельством).

Следует также отметить, что во многих государствах основным интеллектуальным элементом умысла считается осознание не общественной опасности деяния, а его противоправности [15] .

Неосторожность

Неосторожность характеризуется легкомысленным расчётом на предотвращение вредных последствий деяния лица, либо отсутствием предвидения наступления таких последствий. Неосторожность встречается реже, чем умысел, однако по своим последствиям неосторожные преступления (особенно связанные с использованием некоторых видов техники, атомной энергии и т. д.) могут быть не менее опасными, чем умышленные. Неосторожность может быть двух видов: преступное легкомыслие и преступная небрежность.

При преступном легкомыслии виновный предвидит возможность наступления общественно опасных последствий (интеллектуальный момент схож с косвенным умыслом), не желает их наступления, и без достаточных оснований самонадеянно рассчитывает на их предотвращение (волевой момент). При этом лицо не расценивает свои действия как общественно опасные, хотя и осознаёт, что они нарушают определённые правила предосторожности.

При преступной небрежности виновный не предвидит возможность наступления общественно опасных последствий, хотя должен был и мог их предвидеть. Лицо может быть привлечено к ответственности за такие действия, поскольку его поступки связаны с пренебрежительным отношениям к закону, требованиям безопасности и интересам других лиц [16] .

Невиновное причинение вреда

Невиновное причинение вреда или уголовно-правовой казус имеет место, когда лицо по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своего деяния, либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и не должно или не могло их предвидеть. В последнее время наличие казуса также может признаваться в случаях, когда лицо хотя и предвидело возможность наступления последствий, но не могло их предотвратить в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам.

Примером казуса является, например, попытка сбыта лицом фальшивой денежной купюры, при условии, что оно не осознавало её поддельности. Хрестоматийным является также следующий пример:

К. был осуждён за неосторожное убийство, совершенное при следующих обстоятельствах. Закурив на дороге, он бросил через плечо горящую спичку, которая попала в лежавшую у дороги бочку из-под бензина и вызвала взрыв бензиновых паров. При этом дно бочки вылетело и, попав в С., причинило ему смертельное ранение. Учитывая данные обстоятельства, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР пришла к выводу, что смерть С. наступила в результате несчастного случая, поскольку в обязанности К. не входило предвидение и предупреждение фактически наступивших последствий, следовательно, он причинил их без вины

— Сборник постановлений Президиума и определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР. 1957—1959 гг. М., 1960. С. 19. [17]

Другим примером уголовно-правового казуса могут считаться действия проводника пассажирского поезда, сорвавшего стоп-кран в момент экстренного трогания поезда с места на станции Каменская в 1987 году, которые непосредственно повлекли за собой столкновение локомотива неуправляемого грузового поезда с хвостом стоящего на станции пассажирского состава с гибелью 106 человек. Следствие и суд пришли к выводу, что проводник не знал и не мог знать о неуправляемом грузовом поезде сзади, и не мог предвидеть последствий своего деяния. Это было сделано согласно должностной инструкции, с целью остановить неожиданно поехавший поезд и произвести должным образом высадку пассажиров.

Преступления с двумя формами вины

В некоторых случаях вина в конкретном деянии может носить сложный характер. Преступник может рассчитывать причинить одно последствие (например, тяжкий вред здоровью), но в результате какого-либо допущенного им просчёта причинить более тяжкое последствие (смерть). В других случаях помимо желаемого преступного результата может быть по неосторожности причинён также другой, неоднородный с ним и, как правило, являющийся более тяжким (например, таким результатом является смерть потерпевшей при незаконном производстве аборта). В таких случаях преступление считается совершённым с двумя формами вины (либо с «двойной» или «смешанной» формой вины) [18] .

В таких преступлениях параллельно существуют две формы вины: умысел выступает конструктивным признаком основного состава преступления, а неосторожное причинение определённых последствий играет роль квалифицирующего признака [19] . В целом такое преступление является умышленным.

Помимо преступлений с двойной формой вины уголовным законом может предусматриваться ответственность за преступления с материальным составом, в которых деяние (само по себе не являющееся преступным) совершается умышленно, но по отношению к последствиям имеется неосторожная вина. Примером такого преступления может служить нарушение правил дорожного движения, причинившее по неосторожности смерть [20] . В целом такие преступления считаются неосторожными, и иногда получают название совершённых со смешанной формой вины [21] .

Российское уголовное право

Виновное совершение деяния как признак преступления

В теории уголовного права категории «вина», «виновность» понимаются в разных смыслах. В последние годы дискуссия вновь обострилась в связи с расширением практики рассмотрения дел судом присяжных, которые порой отрицательно отвечают на вопрос о виновности подсудимого при наличии с точки зрения уголовно-правовой квалификации всех оснований для вменения состава преступления.

В связи с этим ряд ученых, преимущественно специалистов в области уголовного процесса, понимает под виной упрек, который может быть высказан обществом и государством достигшему возраста уголовной ответственности и вменяемому лицу, умышленно либо по неосторожности (при предусмотренности последней в УК) совершившему общественно опасное деяние. С точки зрения этих ученых, если даже деяние содержит все признаки состава преступления, присяжные вправе сказать: мы все равно не считаем подсудимого виновным, поскольку не можем упрекнуть его в том, что он совершил. Иные, исследователи говорят о том, что присяжные прощают подсудимого.

Вопрос о содержании понятия виновности не носит схоластического характера, а имеет концептуальное значение. Если это признак преступления, то присяжные, приходя к выводу о невиновности подсудимого даже в случае, допустим, умышленного совершения им деяния, запрещенного Уголовным кодексом, по сути, «корректируют» уголовный закон.

Думается, однако, что проблема в большей, видимо, степени является следствием отсутствия между учеными соглашения о правилах использования терминов «вина» и «виновность». Последний, скорее всего, правомерно, как это и делает законодатель в Уголовно-процессуальном кодексе, применять именно в процедурном, а не материально-правовом смысле: «Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда» (ч. 1 ст. 14 УПК). Таким образом, процессуальное понятие «виновен» очень близко понятию «преступен, совершил преступление». Вину следует понимать в уголовно-правовом значении, поскольку это прямо вытекает из положений гл. 5 УК, так и озаглавленной: «Вина».

В уголовно-правовом смысле виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности (ч. 1 ст. 24 УК). Вину обычно определяют как психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию, включая общественно опасные последствия действия либо бездействия. Согласно ст. 5 УК «Принцип вины», лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.

Для понимания вины очень важны категории объективного и субъективного вменения. Объективное вменение, т.е. уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается (ч. 2 ст. 5 УК). Например, в силу непреступности содеянного исключается уголовная ответственность водителя транспортного средства, не нарушившего Правила дорожного движения, не имевшего технической возможности предотвратить наезд на пешехода, но все-таки (предположим, ввиду нарушения правил самим потерпевшим) причинившего последнему при наезде вред здоровью.

Что касается субъективного вменения, то «уголовное право не ограничивается принципом виновной ответственности, но стоит на позициях так называемого субъективного вменения. Последнее означает, что при решении вопроса об уголовной ответственности и наказании лица, совершившего преступление, принимается во внимание не только виновное отношение лица к совершенному им общественно опасному деянию (действию или бездействию) и его последствиям, но учитываются и другие элементы субъективной стороны преступления — его мотивы, цели и эмоциональное состояние лица в момент совершения преступления». Стоит, правда, подчеркнуть, что принцип субъективного вменения не абсолютен, поскольку, как говорилось выше, уголовная ответственность за «преступные» мысли исключается.

Уголовный закон не только раскрывает содержание понятия и форм вины (об этом см. подробнее главу о субъективной стороне преступления), но дает определение тому, что он понимает под совершением деяния невиновно.

Так, согласно ст. 28 УК, деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее:

  1. не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть либо
  2. хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам.

Примером случая, когда лицо не осознает объективную вредоносность своих действий, является помощь другому лицу в выносе из квартиры вещей, когда первое лицо не осознает, что тем самым содействует в хищении этих вещей, полагая, что помогает законному их владельцу. Первое лицо не подлежит уголовной ответственности в силу отсутствия вины и запрета объективного вменения.

Законодательное определение преступления не включает прямого указания на лицо, его совершившее. Однако признак виновности в этом определении означает, что деяние для его Признания преступным может быть совершено только лицом, отвечающим — в юридическом смысле — за свои действия, т, е. таким лицом, которое может нести за содеянное уголовную ответственность. Уголовной же ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного Уголовным кодексом (ст. 19, 20 УК).

Лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики, признается законом находившимся в состоянии невменяемости (ст. 21 УК). Это означает, что такое лицо невиновно в том, что совершило, и оно не подлежит уголовной ответственности, поскольку содеянное им не является преступлением. Невменяемый, совершивший предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние, не наказывается, но ему могут быть назначены принудительные меры медицинского характера (гл. 15 УК).

Когда взрослый и вменяемый человек, зная о малолетстве либо невменяемости лица, побуждает последнее совершить общественно опасное деяние (кражу, убийство и др.), то согласно уголовному закону преступление считается совершенным не вторым лицом, а тем, кто использовал его для совершения преступления. В этом случае, так же как в Приведенной выше ситуации с квартирной кражей, речь идет о так называемом посредственном исполнении (ч. 2 ст. 32 УК), когда воля лица управляет деянием других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу невиновности содеянного ими. Действия (бездействие) последних есть воплощение, реализация вины «посредственного исполнителя» преступления.

Виновность как признак преступления

В соответствии с принципом субъективного вменения, преступным признаётся деяние, совершённое умышленно (то есть осознанно, при наличии понимания вредного характера причиняемых деянием последствий), либо вследствие преступной неосторожности, то есть виновно. Если вред причинён без вины, содеянное представляет собой уголовно-правовой казус, за который уголовная ответственность не наступает.

Вина представляет собой определённое внутреннее психическое отношение лица к тому деянию, которое оно совершило, и к его реальным или возможным последствиям. В уголовном праве также используется равнозначное термину «вина» понятие «виновность». В других отраслях права этот термин может иметь иное значение: в частности, в уголовно-процессуальном праве под виновностью понимается «преступность» лица, наличие в его деянии всех необходимых для наступления уголовной ответственности признаков. Соответственно, вердикт присяжных «виновен» имеет более широкий смысл: он означает, что обвиняемый действительно совершил то преступление, в котором он обвиняется, а не просто действовал умышленно либо неосторожно.

Виновность как признак преступления также означает, что к ответственности не может быть привлечено невменяемое или не достигшее возраста уголовной ответственности лицо, так как такие лица признаются неспособными осознавать вредность совершаемых ими действий, либо контролировать своё поведение.

Уголовная противоправность как признак преступления

Формальным признаком преступления является его уголовная противоправность. Она включает в себя два компонента: запрещение совершения деяния и угрозу применения наказания, если деяние всё же будет совершено. Уголовная противоправность производна от общественной опасности: не являющееся общественно опасным деяние не может признаваться противоправным. Признание противоправным деяния, которое объективно не является общественно опасным, является ошибкой законодателя.

В большинстве современных государств уголовно-правовой запрет может содержаться лишь в актах уголовного законодательства (как правило, кодифицированных).

Заложенная в уголовно-правовой запрет угроза наказания далеко не всегда реализуется: многие преступления остаются нераскрытыми, кроме того законодательством предусматриваются условия, при которых лицо, совершившее преступление, может быть освобождено от наказания или от уголовной ответственности в целом. Признаком преступления является именно сама по себе потенциальная угроза наказания, фактически назначенное преступнику наказание лежит за пределами совершённого преступления.

13.Отличие преступлений от иных правонарушений.

Преступления необходимо отграничивать от других видов правонарушений, ответственность за которые предусмотрена нормами административного, трудового, налогового и других отраслей права.

Такое отграничение производится по материальным и формальным основаниям. Материальным основанием отграничения выступает наличие у преступлений общественной опасности, отсутствующей у правонарушений: хотя правонарушения также причиняют вред обществу, являются антисоциальными, этот вред по своему характеру и степени является намного менее опасным, чем вред, причиняемый преступлениями. Достаточно часто характеризующие общественную опасность признаки, позволяющие отграничить преступление от правонарушения, закрепляются в соответствующей норме уголовного закона. Данные признаки могут носить как формально определённый, так и оценочный характер. Это может быть определённый размер причинённого ущерба (материального или физического), обстановка, время, место совершения преступления, форма вины, низменность мотивов и целей совершённого деяния и т. д.. Кроме того, признаком, разграничивающим преступление и правонарушение может быть систематичность совершения: однократное совершение некого деяния является правонарушением, многократное же совершение — преступлением.

Формальным основанием отграничения является характер противоправности. Ответственность за преступления предусматривается уголовным законодательством и включает в себя меры уголовного наказания, а также специфическую уголовно-правовое последствие наложения ответственности: судимость. Ответственность за остальные правонарушения устанавливается актами других отраслей права и включает в себя специфические для данных отраслей негативные последствия, которые, как правило, являются менее тяжкими, чем уголовное наказание; кроме того, в этих отраслях права не предусматривается каких-либо аналогов судимости как состояния лица, связанного с отбытием наказания.

Если в деянии лица одновременно присутствуют признаки как преступления, так и менее тяжкого административного правонарушения, к нему применяется только наиболее строгий вид ответственности: уголовная; негативные последствия совершения другого правонарушения (за исключением гражданского-правового деликта, материальная ответственность за который не исключается) поглощаются негативными последствиями совершённого преступления. Неоднозначно решается вопрос выбора применимого права при прямой конкуренции уголовно-правовых и иных норм (в ситуациях, когда вследствие нарушения законодательной техники одно и то же деяние может быть в зависимости от усмотрения суда расценено как преступление либо как правонарушение). Одни учёные и практики говорят, что предпочтение должно отдаваться более благоприятной для субъекта норме о правонарушении, другие — что предпочтение должно отдаваться более строгой уголовно-правовой норме.

Преступления также необходимо отграничивать от аморальных, безнравственных проступков. Не любой аморальный проступок является преступным: например, обман, как правило, является аморальным, но непреступным. При этом аморальными могут признаваться не только деяния лица, но и его мысли, убеждения. Спорным является вопрос об аморальности преступления: одни учёные говорят, что все преступления являются аморальными, другие же указывают, что некоторые преступления нейтральны с моральной точки зрения (например, никакой нравственной оценки не связывается с таким преступлением, как нарушение правил международных полётов), а отдельные даже вызывают одобрение общества (например, убийства из сострадания к потерпевшему или с превышением пределов необходимой обороны).

Как и в случае с правонарушениями, основаниями отграничения являются отсутствие у аморальных проступков общественной опасности (материальное основание) и противоправности (формальное основание). По первому основанию аморальные проступки отличаются от преступлений и правонарушений тем, что не причиняют физического или материального вреда: аморальное поведение, как правило, наносит чисто психологический ущерб — самолюбию личности, межличностным отношениям и т. д. По второму основанию отграничение становится возможным благодаря тому, что аморальные проступки вообще не являются противоправными: их совершение не запрещено нормами никакой правовой отрасли (хотя нормы морали и могут быть письменными, сводиться в специальные моральные кодексы).

Аморальное деяние может обрести статус преступления, если его совершение обладает общественной опасностью и законодатель сочтёт нужным создать соответствующую уголовно-правовую норму. Возможно и обратное: так, например, в УК РСФСР 1960 года присутствовала норма, предусматривающая ответственность за заведомое поставление другого лица в опасность заражения венерическим заболеванием (не повлекшее фактического заражения), которая была отменена с принятием нового Уголовного кодекса РФ. В настоящий момент это деяние является аморальным проступком, но не правонарушением.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *