Статья 37. Необходимая оборона

1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

2. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

2.1. Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.

3. Положения настоящей статьи в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а также независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

Комментарий к Ст. 37 УК РФ

1. Право на необходимую оборону от общественно опасных (т.е. преступных) посягательств — естественное субъективное право каждого человека, признаваемое и закрепляемое законом в качестве одного из средств противодействия преступности. Согласно Конституции человек, его права и свободы являются высшей ценностью (ст. 2), каждый имеет право на жизнь (ч. 1 ст. 20) и вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2 ст. 45). Вместе с тем осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (ч. 3 ст. 17).

Посредством определения в законе оснований и пределов правомерности этого уникального, существующего только в уголовном праве, института реализуется поощрительная функция уголовного закона, направленная на стимулирование граждан к активному противодействию незаконным попыткам нарушить их права. Сравнительно новые положения комментируемой статьи призваны в первую очередь расширить правоприменительный потенциал данной нормы посредством предоставления большей свободы гражданину при обороне от преступных посягательств.

2. В ч. 1 ст. 37 УК регулируются условия правомерности защиты от преступного посягательства, сопряженного с применением наиболее крайних средств насилия, опасных для жизни, либо угрозой непосредственного применения такого насилия к обороняющемуся лицу или лицам, а также иным объектам уголовно-правовой охраны. Если такое посягательство было реальным, наличным действительным (не мнимым), обороняющемуся лицу законом дано право действовать с использованием любых средств и орудий, направленных на оборону, с законным правом на причинение нападающему любого вреда, вплоть до лишения его жизни . При этом закон не предусматривает каких-либо ограничений по соблюдению правил соразмерности средств защиты и средств нападения, что обусловливает невозможность квалифицировать в таких случаях деяние как совершенное при превышении пределов необходимой обороны. Такое положение соответствует ст. ст. 2 и 7 УК. Субъективным условием (основанием) правомерности такого поведения, исходя из принципа виновного причинения (ст. 5 УК), является указанная в законе позитивная цель защиты охраняемых интересов личности, общества или государства от преступного посягательства.
———————————
БВС РФ. 2004. N 2. С. 16 — 17.

Главным основанием правомерности обороны является объективный характер возникшей опасности для жизни обороняющегося или другого лица.

Такая объективная (реальная) опасность должна заключаться в конкретном деянии лица, которое в момент совершения создавало риск для жизни обороняющегося или другого лица. Не является преступлением причинение вреда только посягающему лицу и лишь при защите от общественно опасного посягательства . О наличии такого посягательства и степени его опасности для объекта посягательства могут свидетельствовать, в частности: причинение вреда здоровью, создающего реальную угрозу для жизни обороняющегося или другого лица (например, ранения жизненно важных органов); применение способа посягательства, создающего реальную угрозу для жизни обороняющегося или другого лица (применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, удушение, поджог и т.п.) (см. Постановление Пленума ВС РФ от 27.09.2012 N 19).
———————————
См.: Определение КС РФ от 28.05.2009 N 587-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Галкина Игоря Анатольевича на нарушение его конституционных прав статьей 37 Уголовного кодекса Российской Федерации».

В свою очередь, непосредственная угроза применения насилия, опасного для жизни обороняющегося или другого лица, может выражаться, в частности, в высказываниях о намерении немедленно причинить обороняющемуся или другому лицу смерть или вред здоровью, опасный для жизни, демонстрации нападающим оружия или предметов, используемых в качестве оружия, взрывных устройств, если с учетом конкретной обстановки имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

Основным критерием непреступного поведения обороняющегося является непосредственное причинение вреда нападавшему лицу в результате совершения им общественно опасного посягательства. В этой связи не может признаваться находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, причинившее вред другому лицу в связи с совершением последним действий, хотя формально и содержащих признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК, но заведомо для лица, причинившего вред, в силу малозначительности не представлявших общественной опасности (см. Постановление Пленума ВС РФ от 27.09.2012 N 19).

3. При защите от менее интенсивного посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия условием правомерности обороны является ее соразмерность: в силу ч. 2 ст. 37 УК меры обороны должны соответствовать характеру и опасности посягательства. Ряд важных, подлежащих не механическому, а индивидуальному учету обстоятельств при решении вопросов о соразмерности, о наличии или отсутствии превышения пределов необходимой обороны раскрываются в действующем Постановлении Пленума ВС РФ от 27.09.2012 N 19.

4. Вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, не подлежит возмещению, если при этом не были превышены ее пределы (см. ст. 1066 ГК).

5. Часть 2 комментируемой статьи законодательно определяет превышение пределов необходимой обороны (эксцесс обороны) только как умышленные действия, явно не соответствующие характеру и опасности посягательства.

Умышленным преступление признается лишь тогда, когда лицо осознавало не просто фактическую сторону своего деяния и последствия, но и общественную опасность совершаемого деяния. Следовательно, уголовно наказуемое превышение пределов необходимой обороны может иметь место в случаях, когда в момент пресечения посягательства (не сопряженного с насилием, опасным для жизни, либо с непосредственной угрозой его применения) обороняющийся понимал незаконность своих действий, осознавал, что мог данное посягательство пресечь, используя другие средства и методы защиты и причиняя посягающему значительно меньший вред, чем тот, который фактически наступил. Под посягательством, защита от которого допустима в пределах, установленных ч. 2 ст. 37 УК, следует понимать совершение общественно опасных деяний, сопряженных с насилием, не опасным для жизни обороняющегося или другого лица (например, побои, причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью, грабеж, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья).

Кроме этого, таким посягательством является совершение и иных деяний (действий или бездействия), в том числе по неосторожности, предусмотренных Особенной частью УК, которые, хотя и не сопряжены с насилием, однако, с учетом их содержания, могут быть предотвращены или пресечены путем причинения посягающему вреда. К таким посягательствам относятся, например, умышленное или неосторожное уничтожение или повреждение чужого имущества, приведение в негодность объектов жизнеобеспечения, транспортных средств или путей сообщения.

При этом следует иметь в виду, что состояние необходимой обороны возникает не только с момента начала общественно опасного посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, но и при наличии реальной угрозы такого посягательства, т.е. с того момента, когда посягающее лицо готово перейти к совершению соответствующего деяния. Суду необходимо установить, что у обороняющегося имелись основания для вывода о том, что имеет место реальная угроза посягательства (см. Постановление Пленума ВС РФ от 27.09.2012 N 19).

Не влечет уголовную ответственность умышленное причинение посягавшему лицу средней тяжести или легкого вреда здоровью либо нанесение побоев, а также причинение любого вреда по неосторожности, если это явилось следствием действий оборонявшегося лица при отражении общественно опасного посягательства. Такие действия не могут рассматриваться как превышение пределов необходимой обороны, ввиду отсутствия признаков противоправности деяния и явного несоответствия защиты и причиненного вреда характеру и степени опасности посягательства.

6. Указанные составы преступлений, являясь привилегированными и потому специальными, подлежат применению при конкуренции с общими составами об ответственности за аналогичные последствия (см. ч. 3 ст. 17 УК).

Так, убийство (общее понятие которого дается в ч. 1 ст. 105 УК как умышленное деяние) не должно расцениваться по квалифицирующим признакам, предусмотренным п. п. «а», «г», «е» ч. 2 ст. 105 УК, а также по признаку особой жестокости (в частности, ввиду множественности ранений, в присутствии близких потерпевшему лиц), если оно совершено в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения либо при превышении пределов необходимой обороны (см. п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 27.01.1999 N 1).

Следует иметь в виду, что уголовная ответственность за причинение вреда наступает для оборонявшегося лишь в случае превышения пределов необходимой обороны, т.е. когда по делу будет установлено, что оборонявшийся прибегнул к защите от посягательства, указанного в ч. 2 ст. 37 УК, такими способами и средствами, применение которых явно не вызывалось характером и опасностью посягательства, и без необходимости умышленно причинил посягавшему тяжкий вред здоровью или смерть. При этом ответственность за превышение пределов необходимой обороны наступает только в случае, когда по делу будет установлено, что оборонявшийся осознавал, что причиняет вред, который не был необходим для предотвращения или пресечения конкретного общественно опасного посягательства.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны, повлекшее по неосторожности смерть посягавшего лица, надлежит квалифицировать только по ч. 1 ст. 114 УК (см. Постановление Пленума ВС РФ от 27.09.2012 N 19).

Причинение смерти посягающему субъекту может быть признано соразмерным, т.е. не превышающим пределы необходимой обороны, и при посягательствах, не сопряженных с опасностью для жизни обороняющегося или другого лица. Например, не является превышением пределов необходимой обороны убийство женщиной насильника в процессе защиты от его посягательств или причинение смерти нападавшему, который намеревался лишить обороняющегося зрения, т.е. причинить тяжкий вред здоровью.

7. Часть 2.1, детализируя положения ч. ч. 1, 2, определяет правомерность обороны и, следовательно, отсутствие состава преступления, в случае если обороняющееся лицо не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения, когда оно было неожиданным, внезапным.

При таких обстоятельствах объективно причиненный вред не может быть квалифицирован как по ст. 108 УК (об убийстве при превышении пределов необходимой обороны), так и по ст. 109 УК (о причинении смерти по неосторожности) .
———————————
Об этом, см., например: Определение ВС РФ от 20.06.2006 N 93-Д06-8.

Максимальные санкции указанных привилегированных составов преступлений (до двух лет лишения свободы) одинаковы и свидетельствуют об их отнесении к преступлениям небольшой тяжести (ст. 15 УК).

8. Правила о необходимой обороне в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их качеств, характеристик и возможностей, от профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, что закреплено в ч. 3 комментируемой статьи. Так, в ряде законов о статусе специальных субъектов правоохранительных органов, в нормативных актах иной отраслевой принадлежности содержатся указания о том, что на деятельность указанных лиц распространяются положения о необходимой обороне и крайней необходимости, установленные законодательством . Однако данные предписания не создают новых обстоятельств, исключающих преступность деяния, а вопрос о правомерности причиненного вреда в подобных случаях подлежит разрешению исключительно на основе норм УК.
———————————
См., например: ст. ст. 18 — 24 Закона о полиции, ст. ст. 24 — 29 Федерального закона от 06.02.1997 N 27-ФЗ «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации» (в ред. от 05.04.2011) // СЗ РФ. 1997. N 6. Ст. 711; 2000. N 26. Ст. 2730; 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3452; N 45. Ст. 5418; 2007. N 45. Ст. 5418; 2009. N 48. Ст. 5717; 2010. N 52 (ч. 1). Ст. 6992; 2011. N 7. Ст. 901; N 15. Ст. 2019; ст. ст. 13, 14 Федерального закона от 03.04.1995 N 40-ФЗ «О федеральной службе безопасности» (в ред. от 08.12.2011) // СЗ РФ. 1995. N 15. Ст. 1269; 2000. N 1 (ч. 1). Ст. 9; 2003. N 2. Ст. 156; N 27 (ч. 1). Ст. 2700; 2006. N 17 (ч. 1). Ст. 1779; N 31 (ч. 1). Ст. 3452; 2008. N 52 (ч. 1). Ст. 6235; 2010. N 31. Ст. 4207; N 42. Ст. 5297; 2011. N 1. Ст. 32; N 29. Ст. 4282; РГ. 2011. N 159; СЗ РФ. 2011. N 50. Ст. 7366; ст. ст. 24 — 27 Федерального закона от 27.05.1996 N 57-ФЗ «О государственной охране» (в ред. от 08.12.2011) // СЗ РФ. 1996. N 22. Ст. 2594; 1997. N 29. Ст. 3502; 2011. N 50. Ст. 7366; ст. ст. 16 — 18 Закона РФ от 11.03.1992 N 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» (в ред. от 27.12.2009) // Ведомости РФ. 1992. N 17. Ст. 888; СЗ РФ. 2003. N 2. Ст. 167; 2006. N 30. Ст. 3294; 2008. N 52 (ч. 1). Ст. 6227; 2009. N 48. Ст. 5717; ст. 22 Федерального закона от 06.03.2006 N 35-ФЗ «О противодействии терроризму» // СЗ РФ. 2006. N 11. Ст. 1146; и др.

При этом профессиональная подготовка специальных субъектов, их особые навыки могут влиять на установление возможного эксцесса обороны. В частности, необходимо принимать во внимание служебно-нормативные предписания о том, что при пресечении правонарушений, задержании лиц, совершивших правонарушение, применении физической силы, специальных средств или оружия в зависимости от характера и степени опасности правонарушения, а также интенсивности оказываемого противодействия должностные лица обязаны исходить из того, что причиненный при устранении опасности ущерб должен быть минимальным.

9. Состояние необходимой обороны может возникать при выполнении специальными субъектами, в частности военнослужащими, особых обязанностей: при несении специальной службы (караульной, пограничной), по охране общественного порядка, боевого дежурства, патрулировании и др. Военнослужащий при несении указанных видов службы обязан защищать соответствующие объекты, для чего наделяется необходимыми правами, вплоть до применения оружия. Отражая возможные посягательства, военнослужащий действует в состоянии необходимой обороны. В то же время оборонительные действия совершаются в порядке исполнения специальных обязанностей службы, регулируемых законами, воинскими уставами и другими военно-правовыми актами. Уклонение от выполнения их требований об охране соответствующих объектов при определенных условиях могут образовывать состав того или иного воинского (ст. ст. 340 — 344 УК) или должностного преступления (ст. ст. 285 — 286 УК) .
———————————
Подробнее см.: Военно-уголовное право: Учебник / Под ред. Х.М. Ахметшина, О.К. Зателепина. М., 2008; Военно-уголовное законодательство РФ: Научно-практ. комментарий / Под ред. Н.А. Петухова. М., 2004.

От превышения пределов необходимой обороны следует отличать случаи неправомерного применения оружия командиром (начальником) в отношении подчиненного, когда начальник не находится в состоянии необходимой обороны и отсутствуют условия, при наличии которых воинские уставы наделяют его правом применения оружия, а также случаи, когда командиры (начальники) внутренних войск, участвующих в охране общественного порядка, отдают подчиненным приказы на применение специальных средств или оружия также при отсутствии законных к тому оснований. Действия соответствующих начальников в подобных случаях образуют превышение должностных полномочий (ст. 286 УК).

Применение оружия военнослужащим, несущим специальную службу (охрана общественного порядка и др.), при отсутствии условий необходимой обороны и в нарушение требований нормативных актов следует квалифицировать как нарушение правил несения специальной службы (см. ст. ст. 340 — 344 УК).

10. Нарушение условий правомерности институтов, предусмотренных настоящей главой, является обстоятельством, смягчающим наказание (п. п. «е», «ж» ч. 1 ст. 61 УК).

Что такое необходимая оборона? Статья 37 УК РФ

Защита своей жизни, здоровья, имущества – конституционное право каждого человека и гражданина РФ.

Согласно ст. 37 УК РФ, необходимая оборона не может считаться преступлением.

Оборонительные действия, направленные на защиту от нападения или посягательств, допускаются и в ситуациях, когда гражданин не мог адекватно оценить уровень угрозы со стороны злоумышленников.

Условия, при которых оборона правомерна

Условия правомерности необходимой обороны:

Право на необходимую оборону имеют все граждане Российской Федерации.

При этом допускается причинение вреда злоумышленнику (нанесение телесных повреждений, ограничение свободы и возможности передвигаться и т.д.).

Крайняя необходимость обороняться

Имеются существенные отличия необходимой обороны от крайней необходимости:

Читайте также:  Жалоба на решение суда по кредитуЮридические советы

В обоих случаях обороняющийся гражданин оказывается в условиях, когда вынужден причинять время другим лицам.

Превышение пределов необходимой самообороны

В ст. 37 УК РФ регламентируются методы необходимой обороны и ее условия. Причинение тяжкого вреда здоровью или смерти злоумышленнику допускается, если нападающий совершает явные посягательства на здоровье и жизнь защищающегося гражданина.

В то же время, гражданам необходимо проявлять осторожность при самозащите. В ст. 114 УК РФ говорится о превышении пределов необходимой самообороны. Подобные деяния караются лишением свободы.

Превышением пределов самозащиты считаются:

Законодательство рекомендует старательно оценивать ситуацию перед применением к нападающим опасные средства защиты.

В случае причинения несоразмерного способа защиты гражданин рискует оказаться на скамье подсудимых.

Ответственность за превышение пределов самообороны

Согласно судебной практике, разбирательства относительно превышения пределов необходимой обороны – распространенное явление.

Ответственность за превышение пределов необходимой самообороны:

Зная, что такое необходимая оборона, граждане РФ обязаны предусматривать наступление последствий в случае нанесения вреда преступникам свыше необходимого.

Даже в случае превышения пределов необходимой самообороны, злоумышленник обязан ответить за совершенное противоправное деяние.

В 2018 г. в силу вступила новая редакция ст. 37 УК РФ, уточняющая необходимость и правомерность самообороны в случаях, когда гражданин физически не мог оценить потенциальный вред от нападения.

Видео: Необходимая оборона

Статья 37. Необходимая оборона

СТ 37 УК РФ.

1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии
необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц,
охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства,
если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или
другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

2. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни
обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия,
является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой
обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности
посягательства.

2.1. Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося
лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень
и характер опасности нападения.

3. Положения настоящей статьи в равной мере распространяются на всех лиц независимо
от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а также
независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за
помощью к другим лицам или органам власти.

Комментарий к Ст. 37 Уголовного кодекса

1. Условиями правомерности необходимой обороны, относящимися к посягательству, от которого осуществляется защита, являются: а) общественная опасность посягательства; б) действительность посягательства; в) наличность посягательства.

2. Необходимая оборона допускается только от общественно опасных посягательств. К общественно опасным посягательствам относятся действия, которые немедленно по их совершении и неотвратимо вызывают наступление реальных серьезных вредных последствий для личности, общества или государства, причинение которых в принципе уголовно наказуемо.

Поскольку в законе говорится об общественно опасном посягательстве, а не о преступлении, необходимая оборона допустима от действий невменяемых лиц, а также лиц, не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. N 19 “О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление”).

При этом невозможна необходимая оборона от посягательств, совершаемых путем бездействия. С другой стороны, возможна необходимая оборона от неправомерных как по существу, так и по форме действий должностных лиц, связанных с применением насилия в отношении граждан либо с угрозой его применения.

Нарушает данное условие правомерности и не создает необходимой обороны так называемая провокация необходимой обороны, т.е. умышленные действия лица, вызывающего на себя посягательство со стороны другого лица и использующего нападение со стороны последнего как повод для расправы с ним. Содеянное квалифицируется как умышленное преступление на общих основаниях (п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. N 19).

Нарушает данное условие правомерности и не создает необходимой обороны также защита от действий, хотя формально и содержащих признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, но заведомо для причинившего вред не представлявших в силу малозначительности общественной опасности (ч. 2 ст. 14 УК) (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. N 19). В таких случаях ответственность наступает за умышленное преступление на общих основаниях.

3. Действительность посягательства означает, что посягательство происходит в реальной действительности, в реальной жизни, а не в воображении обороняющегося.

Нарушение рассматриваемого условия правомерности, т.е. предположение обороняющегося о существовании посягательства при его фактическом отсутствии, именуется в уголовном праве либо воображаемой обороной, либо мнимой обороной.

Воображаемая оборона имеет место тогда, когда посягательства не существовало в реальности и обстоятельства не давали лицу абсолютно никаких оснований полагать, что оно происходит. В таких случаях чьи-то действия рассматриваются как посягательство из страха или вследствие самовнушения. Квалифицируются они как умышленное причинение вреда на общих основаниях.

Мнимая оборона является разновидностью фактической ошибки и имеет место тогда, когда посягательства не существовало в реальности, однако лицо полагало, что оно происходит. Правила квалификации мнимой обороны приведены в п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. N 19.

4. Наличие посягательства означает временной интервал существования посягательства, в течение которого действия рассматриваются как посягательство и дают лицу обороняющемуся защищаться от него.

5. Условиями правомерности необходимой обороны, относящимися к действиям по защите от посягательства, являются: а) защите может быть подвергнут широкий круг правоохраняемых интересов; б) защита должна быть сопряжена с причинением вреда исключительно посягающему; в) защита должна быть своевременной.

6. Такое условие правомерности необходимой обороны, как то, что защите может быть подвергнут широкий круг правоохраняемых интересов, означает следующее. В соответствии с уголовным законом посредством необходимой обороны могут защищаться, во-первых, личность и права обороняющегося; во-вторых, личность и права других лиц (как близких обороняющемуся, так и совершенно посторонних для него); в-третьих, охраняемые законом интересы общества; в-четвертых, охраняемые законом интересы государства. При этом защищаемые интересы должны быть правомерными: так, нельзя рассматривать как необходимую оборону насильственные действия во избежание раскрытия преступления или действия, внешне подпадающие под иные условия правомерности необходимой обороны, однако нацеленные на расправу с посягающим.

7. Второе условие правомерности в данной группе связано с тем, что защита от посягательства должна быть сопряжена с причинением вреда исключительно посягающему. В этом условии можно выделить два значимых момента: во-первых, защита состоит в совершении активных действий по причинению физического или, крайне редко, имущественного вреда; во-вторых, вред при необходимой обороне причиняется исключительно посягающему, что, среди прочего, отличает необходимую оборону от крайней необходимости.

При этом право на защитные действия принадлежит в равной мере всем лицам и не связано с возможностью избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти (ч. 3).

В случае если посягающих несколько, вред может причиняться как всем им, так и любому из них. В таком случае не требуется причинения равного вреда всем посягающим, а меры защиты зависят не от поведения конкретного участника группы посягающих, а от поведения всей такой группы в целом (п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. N 19).

8. Своевременность защитных действий означает, что оборона допустима только от наличного посягательства, т.е. от посягательства, уже начавшегося и еще не закончившегося (п. 3, 5, 7 – 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. N 19).

В данной ситуации момент окончания посягательства не совпадает с юридическим моментом окончания совершаемого посягающим преступления. Моментом окончания посягательства признается момент прекращения посягающим своих действий либо вследствие встреченного отпора со стороны обороняющегося, либо вследствие достижения им своей цели, либо вследствие добровольного отказа от дальнейшего продолжения посягательства.

Тем не менее, как и в случае с моментом начала посягательства, момент окончания посягательства оценивается субъективно обороняющимся с учетом объективно сложившейся обстановки. Поэтому если обороняющемуся по обстоятельствам дела не был с очевидностью ясен момент окончания посягательства, то посягательство не считается оконченным. Следует обратить внимание на то, что переход оружия или других предметов, использованных при нападении, от посягающего к обороняющемуся сам по себе не свидетельствует об окончании посягательства.

Соответственно, своевременной защита будет тогда, когда защитные действия происходят во временном промежутке между моментами начала и окончания посягательства.

Нарушение рассматриваемого условия правомерности образует либо преждевременную, либо запоздалую оборону. Явно преждевременная оборона имеет место до момента начала посягательства и квалифицируется как умышленное преступление на общих основаниях. Явно запоздалая оборона имеет место после очевидного окончания посягательства и образует саморасправу с посягающим; квалифицируется она как умышленное преступление на общих основаниях. В случае если действия лица после очевидного окончания посягательства совершались в состоянии аффекта, содеянное квалифицируется тем не менее по ст. 108, 114 УК.

9. Соблюдение перечисленных условий правомерности необходимой обороны предполагает оценку соблюдения последнего условия правомерности, связанного с отсутствием на стороне обороняющегося превышения пределов необходимой обороны.

В затронутом контексте необходимо отметить, что уголовному закону известно два вида необходимой обороны.

Необходимая оборона в УК РФ

Вынужденная защита от нападения на человека или на его близких называется необходимой обороной. В уголовном законе нет ответственности за действия обороняющегося лица, когда ему грозила опасность для жизни. Но УК РФ знает ответственность за превышение пределов самозащиты. Тогда обвиняемым может стать сам потерпевший. Как определить правомерность защитных действий и не стать фигурантом уголовного дела – читайте в нашей статье.

Что такое необходимая оборона

Статья 37 УК РФ говорит, что если есть посягательство на жизнь человека или прямая угроза насилия, опасного для жизни, то принятие ответных защитных мер не является уголовно-наказуемым деянием.

Право причинить вред лицу, совершающему насилие, принадлежит каждому из нас. Это право не зависит от физической и профессиональной подготовки защищающегося (ч. 3 ст. 37 УК РФ), а также от того, была ли возможность позвать на помощь, в том числе сотрудников правоохранительных служб.

Субъектом обороны может быть как гражданин РФ, так и иностранец, и лицо без гражданства. Защита может быть как самого себя, так и других лиц, не обязательно родственников и близких

Необходимую оборону нельзя путать с крайней необходимостью.

Крайняя необходимость также не считается преступлением, то есть когда наносится ущерб государству или гражданам для предотвращения более серьезного вреда (в большинстве случаев это имущественный вред).

Состояние крайней необходимости это решение в экстренной ситуации, когда на одной чаше весов меньшее нарушение прав и интересов, на другой – большее. А вред причиняется иным лицам. При необходимой обороне вред в виде причинения телесных повреждений, материального ущерба может быть исключительно напавшему лицу. А посягательство нарушителя направлено на жизнь и здоровье защищающегося гражданина или других лиц.

Чаще всего это нападения – к примеру, разбой, причинение тяжких телесных повреждений и т.д. В некоторых случаях право на защиту будет правомерным при:

Но другая ситуация

Из примеров видно, что вынужденность самозащиты оценочное понятие. Окончательный вывод о правомерности оборонительных действий будет основан на совокупности представленных суду доказательств.

Защита не должна превосходить опасность от нападения, оборона должна быть соизмерима с посягательством.

Для объективной оценки имеют значение даже мелочи, замахнулся преступник ножом или просто держал его в руке, слабее нападавший потерпевшего или сильнее и т.д.

В законодательстве есть понятие «пределы необходимой обороны». Умышленно их превышая, обороняющейся человек подлежит уголовной ответственности за вред нападавшему.

Многие заметят, что это несправедливо, ведь человек не может сразу определить, насколько опасен преступник. В экстренной обстановке он может убить его первым попавшимся под руку предметом. Разве должен потерпевший отвечать за это перед законом? Должен, если объективно доказано превышение пределов защиты.

Верховным Судом РФ опубликованы критерии, на которые судьи ориентируются при рассмотрении дел о необходимой обороне. Поэтому в практике есть единообразие в установление фактов были ли основания обороняться и соответствовали ли ответные действия характеру посягательства.

Условия и пределы правомерности необходимой обороны

В соответствии с Постановлением Пленума» Верховного Суда РФ от 27.09.2012 №19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне», есть несколько условий, по которым определяют, возникло ли право на необходимую оборону вообще:

1. В момент совершения преступление создает реальную опасность для обороняющегося. Это значит есть фактическое применение насилия или угроза, которая вот-вот будет реализована. Понимая это, человек защищается всеми возможными и доступными способами. Важно, чтобы угроза была не в его воображении, а в реальности.

Признаками фактической опасности для жизни могут быть удушение, демонстрация оружия, взрывных устройств, поджог, попытка толкнуть с высоты и т.д.

2. Должна быть общественная опасность действий преступника.

Другими словами, оборона возможна в ответ на серьезное преступление, где есть существенное нарушение прав человека. В некоторых случаях совершается преступление, состав которого формально предусмотрен уголовным кодексом, но по характеру оно недостаточно опасно, чтобы предпринять оборонительные действия.

К примеру, малозначительное деяние – такое, как хищение яблок из сада хоть и является преступлением, не создает достаточной общественной опасности для того, чтобы применить агрессивное насилие к вору. В таких ситуациях ст. 37 УК РФ не применяется.

3. Необходимая оборона должна быть своевременной. Она уместна если посягательство уже началось или есть неизбежная сиюминутная угроза, вот-вот начнется. Запоздалые действия (когда посягательство уже закончилось) не будут считаться обороной. Это будет похоже на обычную месть – «око за око, зуб за зуб».

По многим делам определить временную точку начала воплощения угрозы для потерпевшего крайне трудно. В основном, все происходящее и нападение, и защита длятся секунды. «Разложить все по полочкам», когда один реально для себя воспринимал угрозу жизни, а другой действительно имел намерения причинить вред, порой невозможно.

Следует учитывать, что нестандартная жизненная ситуация воспринимается всеми эмоционально, не всегда объективно. Поэтому в отдельных случаях, закон допускает признание необходимой обороны, когда потерпевшему не был ясен момент окончания посягательства.

Иногда посягательство может быть не одномоментным, а длящимся. Допустим, истязание (ст. 117 УК РФ) которое предполагает систематическое избиение жертвы. В судебной практике встречались дела, по которым установлено многодневное истязание, а в некоторых случаях такой ужас мог длиться несколько лет. Считается, что в течение всего этого периода у потерпевшего имеются основания для защиты. В случае сопротивления и причинения насилия истязающему лицу действия жертвы будут расценены как необходимая оборона.

4. Защищаться можно только от преступных действий. Так при правомерном задержании лица (к примеру, сотрудниками полиции по подозрению в совершении преступления) сопротивление никогда не может считаться необходимой обороной. Наоборот, за применение насилия к представителю власти в связи с исполнением служебных полномочий может быть возбуждено уголовное дело по ст. 318 УК РФ.

Вышеперечисленное – общие условия. Они позволяют определить, была ли необходимость обороняться. Человек, который защищается от неопасного для жизни посягательства, не должен превышать пределов, которые устанавливаются судьей в каждом случае отдельно.

Читайте также:  Как получить компенсацию на похороны в сбербанке

Ответственность за превышение пределов необходимой обороны

Гражданин не будет наказан за причинение нападавшему каких-либо увечий или даже смерти, если насилие было опасным для его жизни или других граждан. Постановление Пленума ВС №19, о котором говорилось выше, допускает, что опасностью для жизни считается даже высказывание о намерении убить.

Допустим, когда потерпевшего прижимают к стене, приставляют нож к горлу и говорят «сейчас тебя будем убивать», это тоже является опасной для жизни угрозой. В таком случае любые действия в ответ будут считаться правомерными. Ответственности не будет даже за причинение смерти угрожавшему. Признаком максимальной опасности служат факты причинения ранений жизненно важных органов человека. Когда жертве наносят порезы, раны, простреливают конечности — все это указывает на реальную угрозу убийством. Тогда сопротивление любыми способами правомерно.

При наличии актуальной опасности для жизни превысить пределы обороны невозможно. Правомерными будут даже действия по уничтожению посягающего, то есть причинение ему смерти. Действительная опасность быть убитым как бы «стирает рамки», за которые нельзя выходить законопослушному гражданину.

Подобные ситуации схожи с задержанием опасного террориста, захватившего детей. Никто не будет задумываться, как бы не убить его. Первой и единственной целью правоохранительных органов будет являться спасение маленьких жизней.

По-другому обстоит дело с обороной против посягательства, которое не было направлено на лишение жизни. В таких случаях ответственность за причинение вреда преступнику не наступает только в двух случаях:

Из примера видно, что под действием страха, испуга часто невозможно достоверно оценить обстановку и сделать в короткий промежуток времени верный вывод о том, что происходит.

Особенно подобное встречается при неожиданном проникновении ночью в жилище. Хозяин теряется, молниеносно принимая решение об использовании самой эффективной защиты (предположим, охотничьего оружия), и ему некогда разбираться с тем, какими были намерения незваных гостей. Если выстрелом преступник будет убит, хозяин избежит ответственности по указанной норме закона.

Кстати, следует отличать от подобных действий по защите такой состав преступления, как убийство в состоянии аффекта (ст. 107 УК РФ). В нем нет правомерной защиты от насилия, лицо убивает вследствие душевного волнения, возникшего из-за аморального поведения другого лица, но не в ответ на насильственное посягательство.

Итак, уголовной ответственности за превышение пределов необходимой обороны от посягательства, не связанного с опасностью для жизни, подлежат лица, защита которых умышленно и объективно выходит за рамки уместной. Речь идет о явном несоответствии действий пострадавшего в ответ на посягательство. В таких ситуациях возбуждаются уголовные дела по следующим статьям уголовного кодекса:

Согласитесь, что такое наказание нельзя назвать строгим. Это объясняется тем, что практически всегда учитывается в качестве смягчающих обстоятельств провоцирующие действия нападавшего, ведь человеку приходится защищаться под влиянием сильнейших эмоций гнева, обиды, чувства несправедливости.

Обращаем внимание на то, что уголовная ответственность за превышение пределов по ч. 1 ст. 114 УК РФ и ч. 1 ст. 108 УК РФ может наступить только в том случае, если все признаки, являющиеся основанием для возникновения права обороняться имеются. То есть, у лица имелись основания применить ответное насилие, но он «переборщил», оказав чрезмерно агрессивное сопротивление, повлекшее вред здоровью напавшего. При этом человек осознает, что применяет большую, чем нужно, силу. То есть превышение пределов происходит умышленно, только в этом случае можно привлекать по статьям 108 и 114 УК РФ.

В тех же ситуациях, когда оснований для необходимой обороны не было, а есть простое причинение тяжкого или иного вреда здоровью, а также об обычном убийстве (ст.111, 112, 105 УК РФ).

Превысить пределы обороны можно не только при тяжких телесных и убийстве. Возможны случаи со средним, легким вредом здоровья. Отдельных статей в уголовном кодексе по этим правонарушениям с привязкой к чрезмерной обороне (по аналогии как 108 и 114) нет. Однако факт грубой обороны будет расцениваться как смягчающее обстоятельство (п. ж , ч. 1 ст. 61 УК РФ). Доказав оборонительный умысле в действиях гражданина (пусть и вышедший за соразмерные рамки) наказание по соответствующим статьям должно быть скромнее по смягчающим основаниям.

Ложная оборона

Судебная практика знает случаи, когда под благородную оборону маскировали грязный умысел на расправу с неприятелем. Суть коварного плана такова: злоумышленник желает безнаказанно причинить вред здоровью (или смерть) своему врагу. Преднамеренными действиями он провоцирует будущую жертву. И когда последний проявляет агрессию, то под видом защитных действий преступник наносит физический урон. При этом нарушитель знает, что одолеет жертву, иногда припасает орудия физической расправы.

Если следовать разгадает и докажет затею «волка в овечье шкуре», то ни о какой обороте и превышении пределов речи не будет идти. Нарушитель будет наказан как при обычных обстоятельствах. Правда, если преступник пострадает сам, то за это понесет ответственность лицо, поддавшееся на провокацию.

Заключение

Существует множество нюансов, которые проявляются в отдельном уголовном деле по-разному. Практически в каждом деле о событиях, связанных с сопротивлением посягательству, есть трудности как в квалификации, так и в доказывании умысла участников конфликта.

Для адвоката затруднительно доказать, что его подзащитный вынужден был защищаться от нападения, опасного для жизни. С другой стороны, следствию нужно добыть бесспорные доказательства отсутствия необходимости в обороне, если предъявляется обвинение в убийстве при потасовке двоих лиц между собой.

Всегда большое значение для правильного решения по таким делам имеет объективная оценка событий, тщательный анализ показаний очевидцев, если таковые имеются. Если свидетелей нет и нападение было наедине, достоверно восстановить события и вынужденную защиту довольно проблематично. Особенную сложность вызывают дела о половых преступлениях, когда женщина оказывает стойкое сопротивление насильнику.

Уголовный кодекс о допустимой самообороне

Отличие крайней необходимости от необходимой обороны

Согласно 39 статье УК, крайняя необходимость – это условие, сводящее к нулю преступность деяния. Являет собой нанесение урона уголовно оберегаемым интересам для исключения грядущей опасности самому лицу или окружающим.

Это понятие стоит отличать от НО. Основные отличия:

  1. Различные источники опасности.
  2. Лицо, которому причиняется вред.
  3. Последствия произведённых действий.
  4. Место человеческой жизни.
  5. Возмещение причинённого вреда.

Отличия в источниках опасности подразумевает, что при НО угроза исходит только от иной личности – нападающего. В крайней необходимости, здесь может быть неисправное авто, иной транспорт, сбежавшая собака, разгул стихии, прочие события, не связанные с человеческим фактором.

Вред при экстренной обороне интересов причиняется только нападающему. В противовес ему случай, когда пострадать может не только человек или животное, но и недвижимость, вещи, документы. В качестве наглядной презентации подобное описание событий: в автомобиле отказали тормоза. Водитель не может остановить транспортное средство стандартными манипуляциями. Чтобы не разбиться самому, он решает направить авто в сторону стоящего неподалёку ларька, а самому на ходу выпрыгнуть из салона. В результате проделанных действий автомобиль разбивается о торговое помещение, которому, в свою очередь, тоже наносится урон – разбитые витрины, помятый корпус. Данные действия водителя считаются произведёнными по причине острой надобности.

Ст. 37 УК говорит о соразмерности нанесённого вреда и возможной угрозы. При КН нет подобного указания. Случившийся урон может быть меньше, равен или превышать масштаб угрозы. Единственная оговорка – это если нет выхода за установленные рамки крайней необходимости.

Особое место человеческой жизни уделяется в Конституции РФ. Далее – все НПА строятся, отталкиваясь именно от высшей ценности данного блага. При принятии мер оборонительного характера невозможно спасать собственную жизнь путём утраты чужой, третьей. Здесь действует правило: либо погибает жертва либо сам нападающий. В развитии событий с КН такой расклад имеет место быть. Личность может сохранить своё существование, лишив жизни другого человека, свидетеля, участника, непричастного человека. Вариант подобного развития событий: в доме происходит пожар. В это время в помещении находятся двое родителей и несколько детей. Отец пытается потушить пожар своими силами, запрещая открывать окно, чтобы не попал кислород. Дети начинают задыхаться. Мать закрывает дверь в комнату, где находится с детьми, чтобы не чувствовать дым. Через некоторое время берёт стул, разбивает окно, по одному вытаскивает детей и покидает дом сама. Мужчина оказывается без возможности выбраться из огня и погибает. Женщина в условии опасности действовала так, как требовалось на тот момент, чтобы сохранить жизнь.

Ещё одно различие – восстановление ущерба, причинённого действиями. В моментах необходимой обороны ущерб восстановлению не подлежит, а при КН, если суд сочтёт это необходимым, будет восстановлен за счёт особы, нанёсшей этот урон.

Выходом за допущенные рамки КН признаётся нанесение ущерба, очевидно несоразмерному уровню грозящего нападения, и влечёт наступление ответственности при присутствии умысла.

Действия при самозащите в обоих событиях могут нести нарушение не только УК, но и иных НПА – Трудового, КоАП, ГК РФ.

В заключение вышесказанного стоит отметить, что манёвры при самозащите человека попадают под понятие противоправных действий и несут в себе признаки, но таковыми не считаются по причине своей направленности на оберегание личности и общества. Это неотъемлемая гражданская возможность отстаивания собственных ценностей. Под самообороной в статье понимается нанесение урона атакующей личности, что является важнейшим средством против криминальных посягательств. Закон предписывает лицу в рамках дозволенного самому оберегать предоставленные ему права и охраняемые государством блага, насколько это возможно не выходя за дозволенные грани. Подобный институт в реальности является некоторым сдерживающим фактором, так как происходящее впоследствии может быть неблагоприятным для преступника. А в особых обстоятельствах — в неоднократном размере превышающим вред от преступного умысла. Помимо реального срока наказания имеется перспектива получить физическое возмездие от жертвы.

Характеристика понятия

Понятие самооборона в УК РФ представлено, как причинение вреда другому лицу при попытке защиты своих законных прав и личности. Для квалификации действий человека, как самооборона, необходимо наличие прямой угрозы осуществления насилия или непосредственно опасного посягательства. При этом угроза должна отмечаться от начала посягательства и до его завершения. Опасность должна быть реальной, а не мнимой, то есть действительно существовать по факту, а не в представлении обороняющегося лица.

Чтобы понять особенности квалификации действий по 37 статье, можно рассмотреть пример, при котором пьяный Сидоров решил подшутить над соседом. Он подкараулил его при выходе из кухни, направив на него детский арбалет. Сосед, выходя из кухни в коммунальной квартире, держал в руках нож, увидев нацеленный на себя арбалет, бросил нож в пьяного злоумышленника. В данной ситуации угроза жизни была ненастоящей, соответственно, человек бросивший нож, будет привлечен к ответственности за нанесение травм средней тяжести.

37 статья Уголовного кодекса РФ будет вменяться, если в процессе избиения жертва схватит нож и воткнет в обидчика. Делать это она должна именно в момент нанесения ей ударов, но не после того, как злоумышленник прекратил ее избивать и ушел, и не до того, как он к ней прикоснулся впервые.

Существуют два типа необходимой обороны, один из них связан с превышением пределов, а второй не связан с ними

Определение типа самообороны очень важно, ведь оно имеет прямое влияние на квалификацию действий и выбор наказания.

Существуют определенные условия правомерности защиты своей жизни.

Примером необходимой обороны в уголовном праве будет считаться ситуация, при которой, гуляя по парку, парень с девушкой заметили драку. Одним из дерущихся был полицейский. Подойдя ближе парень заметил, что у полицейского в животе торчит нож. Злоумышленник вытащил второй нож и направился к девушке, в это время парень выхватил пистолет у раненого правоохранителя и выстрели в нападающего. Действия парня будут квалифицироваться, как самооборона, ведь существовала действительная опасность нанесения девушке телесных повреждений, а он имел право защитить жизнь третьих лиц от опасного деяния.

Законодательством не предусмотрено обязательное соответствие принципу соразмерности

То есть суд во внимание не будет принимать тот факт, что нападающий орудовал ножом, но был остановлен огнестрельным оружием.

Самооборона считается законной, если она направлена против действия и бездействия нарушителя, к примеру, если работник железнодорожной станции не перевел стрелки, что привело к крушению поезда. Необходимая оборона может быть направлена как против умышленного, так и неумышленного посягательства. Очень важно отметить, что жертва имеет право на оборону, даже если нападающий несовершеннолетний, но при этом необходимо оказывать такое противостояние, которое доставит несовершеннолетнему самый меньший вред.

Не считается оправданной оборона, которая направлена против действия работников правоохранительных органов. При задержании сопротивление будет расцениваться, как неповиновение полиции, и влечет за собой уголовную ответственность. Не считается законным оказание сопротивления при провоцировании нападения для расправы под видом самообороны.

Статья 37. Необходимая оборона

1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

2. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

2.1. Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.

3. Положения настоящей статьи в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а также независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

Комментарий к ст. 37 УК РФ

1. Сущность необходимой обороны заключается в защите права путем причинения вреда посягающему, активном противодействии посягательству, контратаке.

2. Под общественно опасным посягательством, защита от которого допустима, следует понимать деяние, предусмотренное Особенной частью УК.

Не может признаваться находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, причинившее вред другому лицу в связи с совершением последним действий, хотя формально и содержащих признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законодательством, но заведомо для причинившего вред не представлявших в силу малозначительности общественной опасности. В таком случае лицо, причинившее вред, подлежит ответственности на общих основаниях (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. N 14 “О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств”).

Читайте также:  Заявление о страховом случае по полису ОСАГО

3. Всякое посягательство имеет определенные границы (начало и конец), что принято называть наличностью посягательства. Посягательство начинается тогда, когда создается непосредственная угроза охраняемым законом правам и интересам. Поэтому его начало обычно совпадает с теми действиями, которые применительно к преступлению рассматриваются как покушение (замах в целях нанесения удара, попытка произвести выстрел в целях лишения жизни и т.п.). Не может быть основанием для причинения вреда в оборонительных целях информация о намерении осуществить посягательство, поскольку оно еще не началось.

По смыслу закона, в определении момента начала и окончания посягательства следует учитывать наличие его объективных признаков с учетом субъективного восприятия ситуации обороняющимся. Состояние необходимой обороны возникает не только в самый момент общественно опасного посягательства, но и при наличии реальной угрозы нападения. Состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя бы и оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела для оборонявшегося не был ясен момент его окончания. Переход оружия или других предметов, использованных при нападении, от посягавшего к оборонявшемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства.

Действия оборонявшегося, причинившего вред посягавшему, не могут считаться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред причинен после того, как посягательство было предотвращено или окончено и в применении средств защиты явно отпала необходимость. В этих случаях ответственность наступает на общих основаниях.

4. Оборона допустима только против действительного посягательства, т.е. посягательства, существующего в реальности, а не в воображении обороняющегося. Причинение вреда при кажущемся, но реально не существующем посягательстве либо причинение вреда лицу, не участвующему в посягательстве, а ошибочно принятому за нападающего (мнимая оборона), является неправомерным и наказуемо в зависимости от вины.

В тех случаях, когда обстановка происшествия давала основания полагать, что совершается реальное посягательство, и лицо, применившее средства защиты, не сознавало и не могло сознавать ошибочность своего предположения, его действия следует рассматривать как совершенные в состоянии необходимой обороны. Если при этом лицо превысило пределы защиты, допустимой в условиях соответствующего реального посягательства, оно подлежит ответственности как за превышение пределов необходимой обороны.

Если же лицо причиняет вред, не сознавая мнимости посягательства, но по обстоятельствам дела должно было и могло это сознавать, действия такого лица подлежат квалификации по статьям УК, предусматривающим ответственность за причинение вреда по неосторожности.

5. Необходимая оборона должна соответствовать характеру и степени опасности посягательства. Качество опасности посягательства и причиняемого вреда определяется главным образом объектом посягательства, т.е. теми ценностями (благами), которые подвергаются воздействию. Так, если лицу, посягавшему на имущественные блага, причинен имущественный вред, то характер посягательства и защиты следует признать соответствующим.

Учитывая бесценность человеческой жизни, законодатель рассматривает ее как особый объект защиты. Причинение любого вреда посягающему на жизнь человека либо применяющему насилие, которое создает непосредственную угрозу жизни человека, является правомерным.

6. На степень опасности посягательства оказывают влияние многие обстоятельства. Для оценки соответствия защиты характеру и степени посягательства надо учитывать, в частности, способы причинения вреда, применяемые орудия и средства, место, время причинения вреда, возраст, физическое состояние нападавшего и оборонявшегося, количество нападавших и количество оборонявшихся.

При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападающих такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы.

7. Несоответствие защиты характеру и опасности посягательства может иметь место только при явном, очевидном их различии. Действия обороняющегося нельзя рассматривать как совершенные с превышением пределов необходимой обороны и в том случае, когда причиненный им вред оказался большим, чем вред предотвращенный, и тот, который был достаточен для предотвращения нападения, если при этом не было допущено явного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства.

8. Наличие объективной возможности избежать посягательства способом, не связанным с причинением вреда посягающему, например спастись бегством, обратиться за помощью к другим лицам, не устраняет права на оборону. Не ограничивается оборона и в зависимости от специальной подготовки или профессиональной принадлежности обороняющегося.

9. Вред при необходимой обороне должен причиняться посягающему, а не какому-либо другому лицу, в противном случае ответственность наступает на общих основаниях в соответствии с виной.

10. Следует также иметь в виду, что в состоянии душевного волнения, вызванного посягательством, обороняющийся не всегда может точно определить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты. Поэтому не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося, если вследствие неожиданности посягательства он не мог объективно оценить степень и характер опасности нападения.

11. Превышение пределов необходимой обороны выходит за ее границы и само становится общественно опасным посягательством, наказуемым в случае лишения жизни человека, причинения тяжкого вреда или вреда средней тяжести, против которого также могут применяться меры обороны.

Статья 37. Необходимая оборона

1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.
2. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.
2.1. Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.
3. Положения настоящей статьи в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а также независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

Комментарии к статье:

1. Условиями правомерности необходимой обороны, относящимися к посягательству, от которого осуществляется защита, являются: а) общественная опасность посягательства; б) действительность посягательства; в) наличность посягательства.

2. Необходимая оборона допускается только от общественно опасных посягательств. К общественно опасным посягательствам относятся действия, которые немедленно по их совершении и неотвратимо вызывают наступление реальных серьезных вредных последствий для личности, общества или государства, причинение которых в принципе уголовно наказуемо.

Поскольку в законе говорится об общественно опасном посягательстве, а не о преступлении, необходимая оборона допустима от действий невменяемых лиц, а также лиц, не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. N 14 “О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественного опасных посягательств”).

При этом невозможна необходимая оборона от посягательств, совершаемых путем бездействия. С дугой стороны, возможна необходимая оборона от неправомерных как по существу, так и по форме действий должностных лиц, связанных с применением насилия в отношении граждан либо с угрозой его применения.

Нарушает данное условие правомерности и не создает необходимой обороны так называемая провокация необходимой обороны, т.е. умышленные действия лица, вызывающего на себя посягательство со стороны другого лица и использующего нападение со стороны последнего как повод для расправы с ним. Содеянное квалифицируется как умышленное преступление на общих основаниях (п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. N 14).

Нарушает данное условие правомерности и не создает необходимой обороны также защита от действий, хотя формально и содержащих признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, но заведомо для причинившего вред не представлявших в силу малозначительности общественной опасности (ч. 2 ст. 14 УК) (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. N 14). В таких случаях ответственность наступает за умышленное преступление на общих основаниях.

3. Действительность посягательства означает, что посягательство происходит в реальной действительности, в реальной жизни, а не в воображении обороняющегося.

Нарушение рассматриваемого условия правомерности, т.е. предположение обороняющегося о существовании посягательства при его фактическом отсутствии, именуется в уголовном праве либо воображаемой обороной, либо мнимой обороной.

Воображаемая оборона имеет место тогда, когда посягательства не существовало в реальности и обстоятельства не давали лицу абсолютно никаких оснований полагать, что оно происходит. В таких случаях чьи-то действия рассматриваются как посягательство из страха или вследствие самовнушения. Квалифицируются они как умышленное причинение вреда на общих основаниях.

Мнимая оборона является разновидностью фактической ошибки и имеет место тогда, когда посягательства не существовало в реальности, однако лицо полагало, что оно происходит. Правила квалификации мнимой обороны приведены в п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. N 14.

4. Наличие посягательства означает временной интервал существования посягательства, в течение которого действия рассматриваются как посягательство и дают лицу обороняющемуся защищаться от него.

5. Условиями правомерности необходимой обороны, относящимися к действиям по защите от посягательства, являются: а) защите может быть подвергнут широкий круг правоохраняемых интересов; б) защита должна быть сопряжена с причинением вреда исключительно посягающему; в) защита должна быть своевременной.

6. Такое условие правомерности необходимой обороны, как то, что защите может быть подвергнут широкий круг правоохраняемых интересов, означает следующее. В соответствии с уголовным законом посредством необходимой обороны могут защищаться, во-первых, личность и права обороняющегося; во-вторых, личность и права других лиц (как близких обороняющемуся, так и совершенно посторонних для него); в-третьих, охраняемые законом интересы общества; в-четвертых, охраняемые законом интересы государства. При этом защищаемые интересы должны быть правомерными: так, нельзя рассматривать как необходимую оборону насильственные действия во избежание раскрытия преступления или действия, внешне подпадающие под иные условия правомерности необходимой обороны, однако нацеленные на расправу с посягающим.

7. Второе условие правомерности в данной группе связано с тем, что защита от посягательства должна быть сопряжена с причинением вреда исключительно посягающему. В этом условии можно выделить два значимых момента: во-первых, защита состоит в совершении активных действий по причинению физического или, крайне редко, имущественного вреда; во-вторых, вред при необходимой обороне причиняется исключительно посягающему, что, среди прочего, отличает необходимую оборону от крайней необходимости.

При этом право на защитные действия принадлежит в равной мере всем лицам и не связано с возможностью избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти (ч. 3).

В случае если посягающих несколько, вред может причиняться как всем им, так и любому из них. В таком случае не требуется причинения равного вреда всем посягающим, а меры защиты зависят не от поведения конкретного участника группы посягающих, а от поведения всей такой группы в целом (п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. N 14).

8. Своевременность защитных действий означает, что оборона допустима только от наличного посягательства, т.е. от посягательства, уже начавшегося и еще не закончившегося (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. N 14).

В данной ситуации момент окончания посягательства не совпадает с юридическим моментом окончания совершаемого посягающим преступления. Моментом окончания посягательства признается момент прекращения посягающим своих действий либо вследствие встречного отпора со стороны обороняющегося, либо вследствие достижения им своей цели, либо вследствие добровольного отказа от дальнейшего продолжения посягательства.

Тем не менее, как и в случае с моментом начала посягательства, момент окончания посягательства оценивается субъективно обороняющимся с учетом объективно сложившейся обстановки. Поэтому если обороняющемуся по обстоятельствам дела не был с очевидностью ясен момент окончания посягательства, то посягательство не считается оконченным. Следует обратить внимание на то, что переход оружия или других предметов, использованных при нападении, от посягающего к обороняющемуся сам по себе не свидетельствует об окончании посягательства.

Соответственно, своевременной защита будет тогда, когда защитные действия происходят во временном промежутке между моментами начала и окончания посягательства.

Нарушение рассматриваемого условия правомерности образует либо преждевременную, либо запоздалую оборону. Явно преждевременная оборона имеет место до момента начала посягательства и квалифицируется как умышленное преступление на общих основаниях. Явно запоздалая оборона имеет место после очевидного окончания посягательства и образует саморасправу с посягающим; квалифицируется она как умышленное преступление на общих основаниях. В случае если действия лица после очевидного окончания посягательства совершались в состоянии аффекта, содеянное квалифицируется по соответствующим нормам, предусматривающим ответственность за преступление, совершенное в состоянии аффекта (ст. ст. 107, 113 УК).

9. Соблюдение перечисленных условий правомерности необходимой обороны предполагает оценку соблюдения последнего условия правомерности, связанного с отсутствием на стороне обороняющегося превышения пределов необходимой обороны.

В затронутом контексте необходимо отметить, что уголовному закону известно два вида необходимой обороны.

В первом случае, если посягательство, от которого осуществляется защита, сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, необходимая оборона носит абсолютный характер, т.е. допускает причинение посягающему любого вреда (включая смертельный вред). В этой ситуации сама по себе постановка вопроса о превышении пределов необходимой обороны невозможна.

Во втором случае, если посягательство, от которого защищается обороняющийся, не сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, необходимая оборона носит относительный характер и признается правомерной только при отсутствии превышения пределов необходимой обороны.

10. Было ли посягательство сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, оценивается субъективно обороняющимся с учетом объективно сложившейся обстановки.

Если обстоятельства дела давали основания полагать, что возможно применение насилия именно такой степени опасности и обороняющийся именно так оценивал обстановку, то его действия рассматриваются по правилам об абсолютной необходимой обороне. Если же обстоятельства дела не давали достаточных оснований полагать, что возможно применение насилия такой степени опасности, а обороняющийся ошибочно оценивал обстановку как угрожающую жизни вследствие излишней подозрительности или самовнушения, то его действия рассматриваются по правилам об относительной необходимой обороне.

Из последнего правила законом (ч. 2.1 комментируемой статьи) сделано исключение, которое переводит в разряд абсолютной необходимой обороны все ситуации субъективной уверенности лица в возможности применения к нему угрожающего жизни насилия вне зависимости от того, давали ли обстоятельства дела объективно достаточные основания полагать о возможности применение насилия такой степени опасности. Неожиданность посягательства в данном случае позволяет расценивать по правилам об абсолютной необходимой обороне все случаи неожиданного нападения на лицо, создающие у него субъективную уверенность в угрозе для его жизни со стороны посягающего, независимо от того, давали ли обстоятельства дела достаточные основания полагать, что возможно применение насилия такой степени опасности.

11. Под превышением пределов необходимой обороны (ч. 2) следует понимать причинение посягающему без необходимости к тому такого вреда, который очевидно, явно для обороняющегося не соответствует характеру и опасности посягательства. При этом превышение пределов необходимой обороны признается преступным, во-первых, только в случае умышленного причинения вреда и, во-вторых, только в случае причинения посягающему смерти или тяжкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 108, ч. 1 ст. 114 УК).

Оценочная характеристика “явности” превышения связана, во-первых, с фактическим и значительным несоответствием защиты характеру и опасности посягательства и, во-вторых, с осознанием этого несоответствия обороняющимся. Фактическое и значительное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства связано с оценкой множества факторов реального посягательства и мер защиты. К ним, в частности, относятся: характер интересов (благ), на которые посягает виновный; характер и степень опасности, угрожавшей обороняющемуся лично или другому лицу; интенсивность нападения; вооруженность посягающего и обороняющегося; силы и возможности обороняющегося по отражению посягательства; любые иные обстоятельства, влияющие на реальное соотношение сил.

12. Использование гражданами различного рода предохранительных устройств (капканов, ловушек, отравленной пищи и питья и т.п.) при защите от посягательств на собственность является необходимой обороной с соблюдением всех условий ее правомерности (в том числе условия о соразмерности), если размещение устройств исключает реальную возможность причинения вреда посторонним лицам (т.е. не посягающему лицу) и срабатывают эти устройства в момент посягательства.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *